Category: семья

just a brother of mine

Барак Аполло

Понимаю, что источник обязывает. Но очень уж легло на ныне читаемого "Бэтман Аполло" Виктора нашего всего:

<...> прошлогодние мартовские каникулы 14-летняя дочь Барака Обамы Малия провела в Мексике, куда прихватила с собой 12 друзей и 25 агентов секретной службы. Американскому бюджету эта поездка стоила 115,5 тысячи долларов. Вроде немного, но Белый дом попросил снять эту новость с интернет-ресурсов, которые ее опубликовали. В чем причина такой таинственности? А вот в чем. Это, как оказалось, уже не первый отдых за государственный счет. В июне 2011 года поездка Мишель Обамы и её семьи в Африку обошлась американским налогоплательщикам в 424 тысячи долларов, причем большая часть расходов на это путешествие так и не была опубликована. А в 2010 году визит Мишель Обамы в Испанию стоил 470 тысяч долларов. Если все эти цифры окажутся доступны простым американцам, те запросто могут усомниться в скромности своего президента.

С начала 2013 года члены семьи Обамы побывали на отдыхе уже три раза: Новый год все вместевстречали на Гавайях, затем Мишель с дочерями посетили горнолыжный курорт Аспен, а сейчас Малия с сестрой Сашей отдыхают на Багамах, в супер-люксовом отеле Atlantis. <...>


Разгадка, стало быть, одна: нигде счастья нет как только услышите откуда-нибудь сверху призыв затянуть пояса, экономить и пр. - и все это во имя демократических ценностей, - сразу ищите что-то подобное. Обязательно найдете, так или иначе. Истина, которую не грех повторить.

Пелевин как раз повторяет нечто подобное - и, надо сказать, весьма небезынтересно (я не о литературных достоинствах, отнюдь). Впрочем, об этом попозже, как дочитаю.
just a brother of mine

Михаил Дмитриевич Бальзаминов, из антиутопии

Не про три пьесы Александра Островского - про одно кино Константина Воинова: "Женитьба Бальзаминова", год 1965. Да и в кино - то же самое, но в концентрации. Такой, которая дает полное понимание: наше драматургическое всё из Малого театра - ещё тот Оруэлл да Замятин и далее везде.

Смотрим состав:

Матушка Бальзаминова - вдова.
Невеста-Мордюкова - вдова.
Сестренки Макарова да Румянцева да братья их - сироты.
Сваха-Смирнова - и та вдова.

Нет, стало быть, у Островского тут Савёлов Прокопьевичей ДикИх. Кнуровых с Вожеватовыми, которые в орлянку. Даже Счастливцева и Несчастливцева нет.

А есть - по оболочке - вполне привычный мужской мир Савёлов Прокопьевичей и Мокий Пармёнычей, но без мужского старшинства. С пустотой на местах для самых главных; однодолларовая пирамида без глаза. Где-то за пределами ойкумены они обретаются - купцы бородатые, за которых продвинутые девицы не хотят замуж выходить, да воины, из Белого Арапства идущие.

В кадре, однако - край великовозрастного сопрано обоего полу. С Крючковым-Неуеденовым для музейного понимания, как оно было, а теперь шиш; последний хозяин последнего крепкого московского дома, не зараженного ленивым блудом и прочим грехом от не фиг делать. "Такому человеку, который не умеет достать ничего, не то что в богатстве жить, а и вовсе жить незачем. В черную работу, землю копать. Это дело всякий умеет. Сколько выработал, столько и денег бери. Деньги-то ее муж наживал" - хопа, вот еще вдова: Крючков-то не муж ей, а брат. А "...муж наживал не для того, чтоб она их мотала да проживала с разными прожектёрами. На деньги-то надо дело делать. Хороший-то купец, с большим капиталом, и себе пользу делает, да и обществу вдвое" -

риарден-металл, например.

Впрочем, здесь нам еще не Айн Рэнд, а Нил Борисович Неуеденов - не Хэнк Риарден. И атлант тут отнюдь не расправляет плечи. Совсем наоборот. Все мужики в "Женитьбе" - крайне, надо сказать, немногочисленные - либо пьют, либо спят, либо и вовсе фэйспалм вроде Ролана Быкова, офицера в сиреневеньком. Никого не забыл, никакого Фирса?

Мишу же забыл, Бальзаминова. Голубятника нашего, красоту неописанную. Он-то как раз трезв, резв и даже служит по первому классу. Прекрасный гражданин, если кто не понял. Оставшийся на женском попечении в патриархальном мире, откуда волей создателя изъяты - собственно - отцы. Отец, для справки - это такой человек, которым никогда не станет Михаил Дмитриевич Бальзаминов. Вне зависимости от возраста и количества детей. Дальше можно смеяться: комедия ведь.




Я не въезжаю, как оно всё простояло так долго - до десятых двадцатого. Что-то ведь автор имел в виду, когда пускался на такие обобщения. Видимо, то имел, что за окном видал, а то и поближе. Наверное, спасло то, что все войны до Первой мировой проходили в относительных пригородах - и успешная турецкая, и продутая японская. Да и о свежей Крымской, столь же блестящей - ни полслова: Жомини да Жомини. Здесь война - повод для досужего трепа про белого арапа, божью планиду, царя Фараона и как немец мопса съел. Фигня, что про мопса - это уже "Самоубийца" Эрдмана: за пятьдесят лет ничего не изменилось. И вокруг Бальзаминова, и рядом с Подсекальниковым - разговор того же ряда и покроя, предполагающий убийство времени на фоне незаметно просираемого пространства.

Или все-таки перед нами Островский-сказочник, автор "Снегурочки". Сказочка про хню в шляпе. Ходит хня и поет "Лютики-цветочки / у меня в задочке. По лицу / да по яйцу / да по левой почке". А вокруг - одни бабы. И всего два свободных мужика - он да Быков, второй и предпоследний. И все здоровы - быки и коровы, столбы да заборы. Mad Max, "Письма мертвого человека", дивный новый мир. То ли поржать, то ли устрашиться. Как кому.

В любом случае, когда Прохоров женится, можно будет сказать:

- Михаил Дмитриевич, Михаил Дмитриевич, подстрелил стрелец лебедь белую. Честь имею поздравить!

Всё польза.
just a brother of mine

le Glagol nouveau

Саркозить(ся), саркози, саркозите, саркожу, саркозим и т.д. -

действие, направленное на сохранение семьи - см. Не тормози, саркози!: <...> "Зафиксировав взгляд на груди, / В Елисейский ее отвези./ На заре ты ее не буди, / На заре ты ее саркози"; также возможно "Саркози мне, саркози. / Саркози мне, ради бога <...>" Отглагольных существительных не образует.