Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

just a brother of mine

Х\ф "Кино про Алексеева" (2014)

Не за бездарными бородатыми брезентовыми пузочесами, как многие подумали, пришел в этом кино Михаил Сегал. Не их он хотел высветлить, тем самым унизив таланты, которых и вправду много. Он вместо этого решил по-настоящему важную народно-хозяйственную задачу. Утилизировал реального сукина сына, который — да, обильно представлен в КСП, но легионом своим превосходит поющих гитаристов на порядки. Чисто количественно — и качественно.

Мэнээса похоронил Михаил Сегал. Мразного, инфантильного, на Теона Грейджоя похожего вечного советского мэнээса, отложившего личинки в третье тысячелетие. Услышавшего где-то пару-тройку отрывочных мыслей — тоже, надо сказать, еще те продукты независимого ума — и оседлавшего их на века. Для всего: для пира, для мира, для добрых баб склеить. "Любовь — это не "когда", это что". "Пойти в лес лучше, чем наоборот". "Любовь — дать то, что нужно любимому здесь и сейчас"; малолетнее солнышко лесное разложить в хвойном массиве, а как же.

Так и живет бессмысленным отштампованным чмом — как те грампластинки фирмы "Мелодия" на первых кадрах. А что поет хуйню да стучит в ГБ — штрихи, требование для обобщения: яркое отличие от других. Тех, которые не поют и не стучат, но в остальном ничем не лучше.

Кино ведь не про барда. Кино ведь — про Алексеева.

"Алексеев, Николай Петрович — доктор
Алексеев, Федор Степанович — инженер
Алексеев, Сергей Иванович — агроном
Алексеев, Владимир Павлович — шофёр
Алексеев, Иван Кузьмич — дизайнер..."

...и так далее по списку группы "Центр" двадцатипятилетней давности. Михаил Сегал и Збруев — офигительный, необыкновенный — дали пенделя летающим в стог янковским в красных духовных лабутенах, всем секс-гигантским басикам-бузыкиным — да новосельцевым хитрожопым в колхозных усах за сорок копеек. Всей этой публике, умеющей только одно: засирать мозг за деньги государства. Или корпорации. Ибо офисная фифа — поздняя дочка мэнээса, а хипстер-проектант — ранний внук его.

И никакой не Inside Llewyn Davis здесь необходим в списке предшественников. А необходим тут, скорее, "Гуд бай, Ленин". И где-то даже "Зеленый сойлент" — в той части, где свежему без двадцати минут покойнику показывают различную утешительную для него поебень.

Стрёмный вонючий дедушка, который не заслужил ни грамма любви, получает весь мир стараниями одной любящей бабушки (Татьяна Майст — потрясающая дама, ничуть не пропавшая в тени Збруева в его лучшей роли). Панегирики от Окуджавы и Бродского, альпинистов и космонавтов, звонки в прямой эфир и живого Макаревича. И ему есть, с чем безмятежно сдохнуть на той помойке в Тульской области, где он оказался сейчас. А лучше бы — даже в электричке по дороге.

Мэнээс прожит и смят. И безумно талантливо. Если это увидят и поймут как можно больше зрителей — заживем.
just a brother of mine

lettres de jour

В шестом "Гарри Поттере", что прошел вчера на канале ТВ-3, отмечена ("мною - впервые") новинка контекстной рекламы. Когда от темных сил начинают рваться ванты лондонского моста, картинка замирает, появляется коробка таблеток и включается голос - "Ссышься? Не ссы, принимай антиссын" или что-то подобное. Секунд на десять дела, не больше.

От плодотворности дебютной идеи дыхание в зобу сперлось настолько, что.

* * *
Из настойчивого анонса на Первом явствует, что в ближайшее время Евгений "Оттепель" Цыганов (также известный как "шучу-хохочу") сыграет кагебешника, который вертит на флейте военной Юлию Снигирь, а потом матросит милую в пользу секретного спецзадания. Понимаю трагедию женщины, но все же попытки ея изобразить из себя Изабеллу, что ли, Росселини наших голубых экранов ничего, кроме — здесь по вкусу — не вызывают.

* * *


На самом деле, трехголосные инвенции Баха называются sinfonia. Соответственно, инвенции и симфонии Баха для фортепиано.

Газету "Культура" — а это именно она, — однако, это обстоятельство вряд ли оправдывает.

* * *
«Ансамбль Христа Спасителя и Мать Сыра Земля» сыграли в Москве. ablackey, боярин, спасибо, что зазвал. Как всегда - идеальное сочетание мультикультурности, толерантности, политкорректности и прелестного слэма в тельняшках на расстоянии вытянутой руки.

just a brother of mine

lettres de jour

Приснилась игра "Осенний марафон". 2Д Басик-Бузыкин перемещается между тремя локациями - Гундарева, Неелова, Волчек и время от времени чекинится на работе. Если долго не заходить к Волчек, то над ней накапливается стопка переводов. Стопка заполняется до ста - Волчек срывает стопкран, звонит Гундаревой, палит Бузыкина, геймовер. Если к вечеру / к ночи несколько раз опоздать к Гундаревой, то над ней заполняется angstомерка, по заполнении - крэш, слэш, битье по фейсу, геймовер. Не добежал до Нееловой, пока у самого не заполнится - споткнулся, инфаркт, геймовер. На работу бежать по флажку над ней - редкому, но попробуй не добраться за отведенное время.

Препятствия - спорадические ларьки с Кухинке и Леоновым (воруют время), поливалки и постоянно расходящиеся мостики. Саундтрэк Петрова, взятый в loop, оказался очень хорош.

Ну и можно грабить корованы, наверное.

* * *

- Заходите, смотрите, - приглашает знойная девушка в обувном. Я что, я зашел.

- Вам какие? - спрашивает она. Показываю на свои.

- Мужские? - спрашивает она.

Ну, грубо говоря, да. Хотя...

- У нас нет мужские.

Зачем звала, к чему манила.

* * *
А ночью хор мальчиков спускается. Или хор девочек поднимается. В общем, так и не встретились, да.



* * *
Дерг-дерг сзади за хлястик меня. Думал, показалось. Ан нет: дерг-дерг.

- А вы знаете, как пройти к Ленину, к Ленину как пройти?

Место действия - эскалатор с "Площади Революции", любимый лайфхак для перехода на "Театральную". Любимый, но длинный. Дергающая - дама в разбросе от 35 до 55, серый плащ, толстые очки.

- А вот сейчас направо, потом налево, потом еще раз налево - и будет Ленин, - сказал я. То ли радуясь, что на автомате не сбил корпусом с разворота, то ли...

- А скажите, Ленин сейчас работает, работает Ленин сейчас?

Осень, друзья мои. Прекрасная московская осень.

- Я бы, - говорю, - на его месте не стал.

- Да. Спать пора, спать пора, спать пора, спать пора, спать пора.

Длинный, говорю же, эскалатор. И половину пришлось пробежать. От нее.

Всё еще что-то могу в спорте, оказывается.
just a brother of mine

Времена всегда одинаковые, милочка

"Нота. Жизнь Рудольфа Баршая, рассказанная им в фильме Олега Дормана" Москва: АСТ: CORPUS, 2013.

[1948 год]
"Детей Шостаковича травили в школе. Им кричали: «Ты сын (или дочка) врага народа». В эти дни я впервые повел Леву в цирк на Цветном бульваре. Выбегает на манеж клоун — был такой замечательный Карандаш, очень смешной. В руках у него собачка. А на манеже стоит пианино. Он эту собачку на пианино бросает, и она начинает бегать по клавишам — бам-бам-ля-ля-ля, туда-сюда. Заведующий сценой выходит. «Карандаш, что это делает твоя собака?» А он говорит: «Ах, не обращайте внимания, она играет новую симфонию Шостаковича». И публика корчится от хохота". (стр. 117)

[1997 год]
"Однажды, спустя годы, я дирижировал в Ленинграде на концерте, посвященном шестидесятилетию Пятой. Поскольку Мравинского, который был главным исполнителем шостаковичевских симфоний, уже не было в живых, дирижировать его оркестром позвали меня. В финальной части есть место, где у Шостаковича проходит диссонанс. Вдруг на репетиции слышу — музыканты играют вместо него что-то красивое. Просто Сен-Санс какой-то. Оказывается, в их нотах так написано. Мне объясняют: «Исправил переписчик. У нас был такой талантливый переписчик, библиотекарь оркестра филармонии, который исправлял ошибки авторов». Я говорю: возьмите ручки и верните бемоль. Там должен стоять си-бемоль. Шепот, ропот, потом встает старый пердун из первых скрипок: «Мы, — говорит, — так играли в присутствии Шостаковича, и он ничего не сказал». Я говорю: «Конечно, он ничего не сказал. Вы хотели, чтобы он сказал? Может, вы не знаете, как он жил, не понимаете, что ему грозило за каждый диссонанс?»
Принес им на репетицию старый том: вот, показываю, смотрите, переложение симфонии для фортепиано, изданное перед первым исполнением, здесь рукой Шостаковича си исправлен на си-бемоль. Прошу вас внести исправление в свои партии.
Они с раздражением вписывают бемоль — но играют по-прежнему. Остановил оркестр: «Если во время концерта я услышу, что кто-то сыграл си вместо си-бемоль — на этом концерт закончится». Такой разговор они поняли.
Потом я рассказал эту историю Гликману. Он говорит: «Знаете, Рудольфино (он так называл меня с ташкентских времен), перед премьерой Пятой ко мне подходили музыканты и просили: поговори с Д. Д., пусть уберет еще пару диссонансов. А то как бы чего не вышло». И вот, значит, Шостакович не убрал — библиотекарь поправил". (стр. 129 - 130)
just a brother of mine

Как желтый одуванчик у забора

В последнее время это моё любимое занятие - смотреть, откуда появился тот или иной голубенький свитерок. Помните, в "Дьявол носит Прада" Мерил Стрип (Эвелина Хромченко на наши деньги) несколько срывает покровы с независимой позиции своей новой ассистентки - "я не обращаю внимания на шмотки" -

Ооо, ясно. Вы думаете, что они не имеют к вам отношения. Вы подходите к шкафу, выбираете... я не знаю... мешковатый голубой свитер, поскольку хотите всем показать, что вы – человек серьезный, и вас совсем не волнует, во что вы одеты. Но вы не знаете о том, что этот свитер не просто голубой, не лазурный, не бирюзовый, а небесно-голубой. И вам невдомек, что в 2002 году Оскар де ла Рента создал коллекцию вечерних платьев небесно-голубого цвета. А затем – кажется, Ив Сен-Лоран – коллекцию небесно-голубых френчей. И вскоре другие дизайнеры ввели небесно-голубой цвет в свою палитру. Затем он просочился в крупные магазины одежды, а затем, спускаясь все ниже, достиг какого-нибудь магазина уцененных товаров, где вы его увидели. Однако ради появления этого оттенка были затрачены миллионы долларов и огромный труд. И хотя вы уверены, что сделанный вами выбор подчеркивает вашу независимость от моды, на самом деле вы носите свитер, который был выбран для вас людьми в этой самой комнате... из горы тряпок.

И я давно, к примеру, хотел подробно написать, как по тому же принципу тема хора "Уж как на небе солнцу красному слава" из оперы Мусоргского "Борис Годунов" - народная песня в основе своей, величальная - претерпевая интонационные трансформации, допустим, в первой части Седьмой симфонии Шостаковича, с самого-самого начала: до, соль, рееееее-соль-мииии



превращается в припев композиции Потапа и Насти Каменских "Чумачечая весна".

Однако так и не собрался. Потому гляньте лучше на труды более расторопного - и куда более профессионального в своей области - человека, который проделал всё то же самое на примере "великие полотна и ваши фотки мобильничком".

Собственно, никакого сора, из которого растут цветы, не существует за пределами поэтического мира Анны Ахматовой. Весь сор из золота. В него временами и уходит, хотя гораздо реже, чем хотелось бы.
just a brother of mine

Блинись и закусись

Однако, 2005 год. Гид по Russian Creative Cuisine. Куплен в Англии, откуда и попал в город С. С чудными картинками - которые, я уверен, порадуют вас со временем, если б) я их пересниму и а) вы этого захотите.

Пока же - буквы. Из предисловия. Надеюсь, английский на этом уровне представляют все. А кто не - очень жаль. Так и будете блины без всего есть. В то время, как...



Про балалайку вот ничего. А ведь, бывало, сваришь ее с картошечкой, да под дженероуз ханк виз шот-то и вошь ея даун. Эх.
just a brother of mine

И лично зная Шульберта

just a brother of mine

Знойдзены парадыз

Как бы злопыхатели ни злопыхали, а Александру Григорьевичу Лукашенко удалось построить в Белоруссии рай. Чему есть прямые доказательства от нашего корреспондента в Минске:

 photo 21032013059_20130321170814922_zps0ff6acf3.jpg

Сакавiк - это март. Год в переводе не нуждается. Филармония государственная. "Битлз" в полном составе пока не едут. Но всё может быть.

Вы спрашивайте, спрашивайте, а то я и сам что-то не в себе.
just a brother of mine

Merryggo

"Все вопросы к ясеню", звучало в нем с самого начала пути. Так - или чуть по-иному - пели прадеды его, а до того - их предки, а дальше и подумать страшно, не то, что самому дойти, куда стремился все эти годы. За время пути вырос и состарился не один его пес, потерялась не одна ложка, прохудилась не одна сума из кожи буйвола; что же говорить о стёршемся было смысле векового напева, привычного и незаметного как - да тот же посох. О нем не думаешь, он всегда с тобой, явной пользы на своих, на здоровых двоих от него немного, если не волк и не в гору; но - пусть будет, ибо положено теми же пра-, что пели. Хотя бы поэтому.

Дойдя же до цели, он окончательно понял всю мудрость старой песни о том, где может находиться женщина его грёз и кто об этом наверняка знает всё. Об этом - и обо всём.

Исполинский, хоть и явно подгнивший ясень жил своей жизнью, новые детали которой открывались путнику с каждым шагом, приближавшим его к заветной поляне. Три полноводных источника омывали корни этого ясеня, обвитые устрашающим чешуйчатым хвостом. Несколько оленей - он насчитал две пары - скакали наперегонки меж ветвей, то и дело пересекаясь путями своими с огромной саблезубой белкой. Венчал же крону ясеня ещё более внушительный орел. Приглядевшись к нему, путник заметил на клюве орла миниатюрного - "в смысле, есть с чем сравнить", подумал он - ястреба. Снизу ястреб выглядел чем-то вроде пенсне, с помощью которого орел мог бы вооруженным глазом осматривать округу, если бы его зрение нуждалось в каких-либо костылях.

И, чем ближе путник подходил к чудесному дереву, тем громче звучала песня. Не та, с которой он шел, не старая, нет; другая песня - странная, веселая, спетая детскими голосами.

Он шел, и он шел, и шел он так, что в конце концов смог разобрать казавшиеся поначалу непонятными слова:

Collapse )
just a brother of mine

Штокхаузен, друг Электроника

<...> Вовка слушал, как на магнитофонной ленте трещит винт вертолета, и набрасывал ноты. Потом он решил проиграть партию вертолета — изо всех сил ударил по клавишам. Получилось неплохо…

Вошла бабушка, сказала густым голосом:
— Вова, зачем ты портишь инструмент?
— Это мое сочинение, — гордо произнес Вовка. — Партия вертолета.
— К счастью, это сочинение никогда не услышит Бетховен… — вздохнула бабушка и ушла.

Композитор позвонил Сергею Сыроежкину.
— Как ты думаешь, — спросил он, — людям будущего, ну словом, для Космического корабля «Земля», нужна новая музыка?
— Людям будущего нужно оригинальное искусство, — категорически подтвердил Сергей. — Ты что сочинил?
— "Первый концерт для вертолета с оркестром".
— Ты гигант, Профессор! — восторженно сказал Сыроежкин.

Вовка почувствовал прилив новой энергии. Он решил поделиться радостью нового открытия с Электроником. <...>


Евгений Велтистов, "Победители невозможного", 1975 год.

Шниперсон Карлхайнц Штокхаузен, "Helikopter Streich Quartett", 1995 год (двадцать лет спустя, ага). Двух минут, допустим, римского исполнения трехгодичной давности, полагаю, достаточно:



А говорят, не родина слонов. Еще какая родина!