Category: мода

just a brother of mine

Как желтый одуванчик у забора

В последнее время это моё любимое занятие - смотреть, откуда появился тот или иной голубенький свитерок. Помните, в "Дьявол носит Прада" Мерил Стрип (Эвелина Хромченко на наши деньги) несколько срывает покровы с независимой позиции своей новой ассистентки - "я не обращаю внимания на шмотки" -

Ооо, ясно. Вы думаете, что они не имеют к вам отношения. Вы подходите к шкафу, выбираете... я не знаю... мешковатый голубой свитер, поскольку хотите всем показать, что вы – человек серьезный, и вас совсем не волнует, во что вы одеты. Но вы не знаете о том, что этот свитер не просто голубой, не лазурный, не бирюзовый, а небесно-голубой. И вам невдомек, что в 2002 году Оскар де ла Рента создал коллекцию вечерних платьев небесно-голубого цвета. А затем – кажется, Ив Сен-Лоран – коллекцию небесно-голубых френчей. И вскоре другие дизайнеры ввели небесно-голубой цвет в свою палитру. Затем он просочился в крупные магазины одежды, а затем, спускаясь все ниже, достиг какого-нибудь магазина уцененных товаров, где вы его увидели. Однако ради появления этого оттенка были затрачены миллионы долларов и огромный труд. И хотя вы уверены, что сделанный вами выбор подчеркивает вашу независимость от моды, на самом деле вы носите свитер, который был выбран для вас людьми в этой самой комнате... из горы тряпок.

И я давно, к примеру, хотел подробно написать, как по тому же принципу тема хора "Уж как на небе солнцу красному слава" из оперы Мусоргского "Борис Годунов" - народная песня в основе своей, величальная - претерпевая интонационные трансформации, допустим, в первой части Седьмой симфонии Шостаковича, с самого-самого начала: до, соль, рееееее-соль-мииии



превращается в припев композиции Потапа и Насти Каменских "Чумачечая весна".

Однако так и не собрался. Потому гляньте лучше на труды более расторопного - и куда более профессионального в своей области - человека, который проделал всё то же самое на примере "великие полотна и ваши фотки мобильничком".

Собственно, никакого сора, из которого растут цветы, не существует за пределами поэтического мира Анны Ахматовой. Весь сор из золота. В него временами и уходит, хотя гораздо реже, чем хотелось бы.