Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

just a brother of mine

Белые ночи спецкора В.

<...> Пшеничная блондинка-старшеклассница, вышедшая из дома у дороги, отвязывает спокойного гнедого.

— Аня, куда?

— К реке поить, дядь Леша.

Анна подходит ближе. Правого глаза у нее нет.

— С детства самого, рыболовным крючком ненарочно. Кончаловский увидел, сказал, что оплатит искусственный глаз — чтобы как настоящий с виду был: вращался, моргал — и все к нему примерки в Москве, — вспоминает Тряпицын. — Раз Аня съездила, примерила. Второй раз съездила, примерила. Все хорошо, все нравится, надо приехать в третий раз и поставить. Тут она и говорит: «Спасибо, не надо, извините за беспокойство и трату, оставьте все так». Не знаю, как трактовать, но ее воля. <...>




<...> вернулась на Кенозерье старая байка про то, как кто-то из жителей района лет 40 назад будто бы миновал всю охрану на космодроме Плесецк, забрался в секретную ракету и навсегда покинул Землю. Говорят, что очень хотел мир посмотреть, а по-другому никак было. Возвращение бродячего сюжета понятно: Кончаловский снимал не только у озера, но и на космодроме — вот и вспомнилось через поколение. Но у тех, кто не застал здесь 70-е, история вызывает только недоумение.

— Люди ни *** (ничего — прим. «Ленты.ру») не понимают, а ****** и ****** (продолжают говорить — прим. «Ленты.ру»), — объясняет корреспонденту «Ленты.ру» герой «Белых ночей…» Юра: инженер-путеец, поразивший кинокритиков монологом «Вот там где-то за горизонтом жизнь такая, не знаю, сиреневая, алая, ну, хорошая, а подходишь — вблизи такая же серая». — Плесецк, который поселок Мирный, — военный космодром, поэтому и Мирный. Там ни мышь, ни таракан не проскочат. Это только на Байконуре быть могло, и то вряд ли! <...>




"День с почтальоном Тряпицыным" и "Адресаты почтальона Тряпицына". Региональный проект "Ленты.ру". So far - so тьфу-тьфу-тьфу. Здравствуйте.
just a brother of mine

он гилти плежаз

Утро - самое время признаваться в стыдном. В чем-то вроде привычки посыпать отбивную, когда она есть, свеженатертым черствым сыром (этого в холодильнике почему-то всегда навалом) - на финальном этапе, когда шкворчит, под крышку и три-четыре минуты на минимуме. Если бы я был своим же ближневосточным другом, то, полагаю, немало приятных для мозга минут провел бы за размышлениями, что тут более треф - свинина как таковая или объединение мяса с молоком. Поминутно откусывая, поскольку я - скорее всего - был бы очень плохим, негодным и скверно воспитанным евреем.

Но я не он. И только поэтому не могу понять, что лучше - кадышева, поющая "мы ждем перемен", или то же самое плюс басков, объявляющий всё это дело.



Мне однако, радостно за то, что все эти годы томившийся в цое айзеншпис с помощью кадышевой наконец-то пробил себе дорогу к свету, солнцу и добру. И нет рядом Рипли, которая выбросит его через шлюз в открытый космос. Жесты рук, импульсация вен - да, дикция за тридцать лет лучше не стала, но до нее ли. Через шлюз надо было - цоя, еще тогда. Теперь-то что.

Разве что задать себе вопрос: а был ли цой кавайной няшкой своей эпохи? Буду его думать.