Надменный Консерватор (scottishkot) wrote,
Надменный Консерватор
scottishkot

"Каникулы президента": часть четвертая

Начало
Часть вторая
Часть третья

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Там же.


КАРТИНА ПЕРВАЯ

На сцене – полумрак. В луче света с фонариком
в руках – П и с а т е л ь.

П и с а т е л ь. Что за напасть со мной – не понимаю, но чувствую – неладно все кругом. Я вроде цел, но голова гудит, и тошнота несносная терзает, и сердце прочь стремится из груди. Какая тьма, какая духота!.. Когда очнулся, думал, что в Москве я, от счастия готов был умереть. Но – слышу беспардонный чей-то храп, и жалобы во сне, и бормотанье, и ход часов, и лай ночной собак. О, Господи, да я опять в Сибири! Безумие… И вновь кошмарный сон меня грызет, но как же все реально! Горит в груди… Чем жажду утолю? (Шарит по столу. Звенит посудой.) Да вот же он – хваленый этот квас! (Пьет из стакана.) Тьфу, самогон! Чтоб разразил вас гром! Когда меня оставите в покое? Я ж говорил – не пью, не буду пить… Да толку что! Вцепились, как пиявки, и чокались со мной на брудершафт. (Звенит посудой. Пьет из другого стакана.) Мне жарко, я в поту... Колючий свитер, и туфли жмут, и брюки невпопад. (Снимает верхнюю одежду. Остается в белой футболке и подштанниках. Трогает голову.) Повязка... Мне она раздавит мозг, а я и так почти уже безумен. (Срывает повязку. Натыкается на что-то в темноте.)

Высвечивается сундук.

А это что? Судьба без остановки препятствия безжалостно чинит!

На сундуке в белой ночной рубашке – б а б а З и н а. Она крестится и что-то бормочет
вполголоса.

Опять и снова Божия старушка, не улизнуть, не скрыться от нее.
Б а б а З и н а. Ну что, болезный, все уснуть не можешь?
П и с а т е л ь. Сейчас моя взорвется голова…
Б а б а З и н а. А ты бы с мужиками меньше пил да крепче помнил, в чем твоя планида.
П и с а т е л ь. Моя планида, если вам угодно, скорей отсюда возвертаться взад. Но это завтра, а сейчас – на воздух! Январским ветром тело остудить!
Б а б а З и н а. Ты посиди со мной одну минуту, и вместе почитаем "Отче наш". В тайге бродить, да непроглядной ночью – себе дороже. Лучше помолись, тогда, быть может, просветлеет разум, и крепким сном забудешься уже.
П и с а т е л ь. Отложим на потом. Хочу на волю! Мы завтра обо всем поговорим.
Б а б а З и н а. Ты думаешь? А вдруг не будет завтра? И не увидишь радостного утра, и солнышка, и голубого неба…
П и с а т е л ь. Ну что за радость вам меня пугать? Ведь жизнь моя, чтоб было вам извест-
но, расписана на месяцы вперед. И вот кручусь, и нету мне покоя, исполню все, что требует она. (С шутовским поклоном.) И только
вам дозволено неспешно у самовара прогревать бока и изрекать с таежного пригорка пророчества премудрые свои.
Б а б а З и н а. Я вижу, ты сегодня все исполнил, хотениям твоим – преграды нет. Ну что же, торопить тебя не буду, созреешь сам. Смотри не упади... Вот как бывает: вроде и не глупый, но нет без веры толку для ума! (Растворяется в темноте.)
П и с а т е л ь. Куда же вы, старушка, подевались? Была и – нету. Что за мистицизм? Да что старушка! Даже президента никак понять я нынче не могу. В историю престранную попали мы волею судеб. Какие речи толкают эти нам сибиряки! Стихи читают, распевают песни и в перерывах целят из ружья…

Голос Президента: "Андрей Иваныч?"

П и с а т е л ь. Господи, помилуй! Да, это я, товарищ президент!

Высвечивается диван. На диване на высоких подушках лежит П р е з и д е н т.

П р е з и д е н т. Что потеряли вы, Андрей Иваныч?
П и с а т е л ь. Я думал, что я дома... Было жарко… Я вас искал, хотел предупредить. (Садится на край дивана.)
П р е з и д е н т (держит Писателя за руку). Да что случилось? Не переживайте. Я говорил: все будет хорошо.
П и с а т е л ь. Ах, нет же, нет!.. Я думал, вы –
разведчик, что нет случайностей, и все идет по плану, что вы любого видите насквозь. Так почему же вы не оправдали всего того, что я вообразил? Послушайте, родился я в деревне и все их нравы знаю наперед: гостеприимство безо всякой меры, пельмешки, водка, сопли и стихи…
П р е з и д е н т. И что потом?
П и с а т е л ь. Да все, что вы хотите! Они обманно кажутся простыми, а ведь простыми их не назовешь. Не знаю я, проснемся ли мы утром, но знаю точно – мы должны бежать.
П р е з и д е н т. Бежать? Зачем?
П и с а т е л ь. О, простота святая! На лыжах, на коньках, на чем угодно, да хоть пешком! На воздух я хочу…
П р е з и д е н т (встает, ведет Писателя к двери). А вам и вправду нужно освежиться, держитесь крепче, я вам помогу. (Подталкивает Писателя к двери, растворяется в темноте.)
П и с а т е л ь. Спасибо, друг, вовеки не забуду! (Открывает дверь. В дом врываются ветер и снег, завывает вьюга. Кричит, стоя на пороге.) Спасение мое, мой снежный вихрь, утихомирь мою больную душу и голову скорее остуди! (Поеживается.) Однако хлад, и снег, и все такое. Ужели здесь останусь навсегда? (Захлопывает дверь, потирая руки, осторожно идет по комнате.)

За печной занавеской раздается бормотание Полисадова:
"Жизнь, как танком, по мне прокатила,
От нее я не видел добра.
Алым пламенем снег закрутило –
Это мамка меня родила…"

П и с а т е л ь. Да он и вправду истинный поэт! Вот славно, что и здесь, в глуши сибирской, на этой вековечной мерзлоте, среди просторов и берлог медвежьих, талант произрастает, как цветок.

Голос Полисадова: "Жизнь, как танком, по мне прокатила… Это мамка меня родила…"

П и с а т е л ь. Залезу поскорее я на печь, согреюсь и усну под треск дровишек, как всякий деревенский человек. (Взбирается на печь. Декламирует, подлаживаясь под тональность Полисадова.)

Покинул я родимое жилище.
Голубчик! Дедушка! Я вновь к тебе пишу.
У вас под окнами теперь метели свищут,
И в дымовой трубе протяжный вой и шум…
А ты всю ночь не спишь и дергаешь ногою,
И хочется тебе избить всех кочергою…

Из-за занавески высовывается рука и бьет Писателя валенком по голове.

За что так больно?! Это же Есенин – любимый ваш, а также мой поэт! (Хватается за валенок, падает в темноту.)

Играет гармоника. Появляется голова Полисадова.

П о л и с а д о в (декламирует).

От мамки сам явился я на свет,
А нынче с нетерпеньем жду мнучонка.
Увижу и скажу ему: "Привет!" –
И прочитаю сказку про зайчонка.

Затемнение.

Окончание следует...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments