Надменный Консерватор (scottishkot) wrote,
Надменный Консерватор
scottishkot

Categories:

"Каникулы президента": часть вторая

Начало

КАРТИНА ВТОРАЯ

На диване под одеялом с забинтованной головой – П и с а т е л ь. За столом –
П р е з и д е н т и П о л и с а д о в.

П о л и с а д о в. Так, говорите, вертолет сломался?
П р е з и д е н т. Вдруг закрутило, показался дым...
П о л и с а д о в. Вот это да! И как же вы спасались?
П и с а т е л ь. Ныряли, как в бассейне, прямо в наст. Я прыгнул ласточкой и головой воткнулся.
П о л и с а д о в. Я так скажу – вам просто повезло, а то могли бы потерять сознанье и в коме оказаться лет на сто.

С кувшином и полотенцем в руках входит Н а д е ж д а. Садится рядом с Писателем.

Н а д е ж д а. Как интересно! Что же будет дальше?
П р е з и д е н т. Я думаю, все будет хорошо.
П и с а т е л ь. Вы так спокойны. Я не понимаю! Мы здесь сидим, отрезаны от мира, кругом непроходимая тайга…
Н а д е ж д а. Вот вы, Андрей Иванович, писатель. Могли бы разгадать мой женский сон? Гусь сизокрылый опускался с неба, и отливало золотом перо…
П и с а т е л ь. При чем здесь гуси? И при чем здесь перья? Ну почему ж мне так нехорошо!
Н а д е ж д а. А мы сейчас поправим одеяло, повязку сменим, водочки нальем.
П р е з и д е н т. А может, водочки ему не стоит?
Н а д е ж д а. В успокоенье нервов – самый раз.
П о л и с а д о в. Я много пожил и немало видел. Вот вижу вас, товарищ президент, но как-то смутно, зренье уж не то. Скажите прямо, не для протокола, когда с колен поднимется Россия? Кто Родину отымет от врагов?
П р е з и д е н т. Есть вещи, о которых я сегодня, как президент, не вправе говорить, хотя тревогу вашу разделяю.
Н а д е ж д а. Товарищ президент, а ваш немецкий! Вы так свободно шпарите на нем.
П р е з и д е н т. Такая у меня была работа.
Н а д е ж д а. Слова какие – фрау… либе дих… Рубашечка красивая опять же – небесный цвет. Спрошу я, если можно: вы сами выбирали или нет?
П о л и с а д о в. Не президентское, Надюха, это дело рубахи в магазинах выбирать.
Н а д е ж д а. Мечтаю я когда-нибудь приехать в столицу нашей родины – Москву.
П о л и с а д о в. Я в прошлом годе был в Москве, проездом, да как-то не понравилась она.
П р е з и д е н т. Что ж не понравилось, позвольте вас спросить?
П о л и с а д о в. Мамона там, сплошная там мамона, и бабы – в бриллиантах и парче!
П и с а т е л ь. С чего бы это?
П о л и с а д о в. Да кругом барыги, экзотика для них – как дважды два! Хочу задать вам коренной вопрос: кто все скупил и спрятал под корягу богатства агромадные страны? Ответьте нам, ведь мы буквально стонем: кто – олигархи? Или кто другой?
П и с а т е л ь. Что, деньги предлагаете забрать и поделить?
П о л и с а д о в. Зачем им столько денег? На небеса с собой не унесут.
П р е з и д е н т. Карманов там уж точно не бывает.
Н а д е ж д а. И у одежды там другой фасон.
П о л и с а д о в. Я сам хотел сказать, да все стеснялся: а может быть, их взять и ковырнуть? Товарищ президент, мы вас избрали, вам стоит только глазом подмигнуть.
П р е з и д е н т. Признаюсь, было время – все тащили, что только можно было растащить и под корягу спрятать.
Н а д е ж д а. Под корягу?
П и с а т е л ь. И где ж она, сердечная, лежит?
П р е з и д е н т. Но время шло, окрепли наши руки, их выкрутить не сможет уж никто.
П о л и с а д о в. Пусть только сунутся!
П р е з и д е н т. Хотели нас кошмарить, но больше мы не станем отдавать им ничего. Мы будем только брать.
П о л и с а д о в. Нас много. Мы должны объединиться – все русские, и будем мы везде: в России, по всему земному шару, перемещаясь из страны в страну, чтоб нас боялись…
Н а д е ж д а. Надо ли, Сергеич, чтоб нас боялись?
П о л и с а д о в (не слышит). И еще скажу: есть аргумент у нас похлеще прочих…
П и с а т е л ь. Какой же?
П о л и с а д о в. А такой – страшнее нет: они сосут наш газ, а мы за это сосать их будем неуемно кровь!
П р е з и д е н т. Я погляжу, мужчина вы серьезный.
П о л и с а д о в. Ведь кто-то и серьезным должен быть. Вот приготовила Надюха нынче плов. (Протягивает тарелку.) Попробуйте! Наш рис ничуть не хуже, китайского он лучше в сотни раз!
П и с а т е л ь. О чем вы?
П о л и с а д о в. Да пристала тут одна – китайцы, мол, ей не дают покоя. Другое дело – их, конечно, больше, и урожайность выше, чем у нас…
П и с а т е л ь. А почему же мы вот так не можем?
П о л и с а д о в (с досадой). Мы так не можем, потому что столько у нас китайцев не было и нет. (Президенту.) Скажите, вы стихи мои читали? Я как-то вам тетрадку отправлял, по адресу: столица, президенту.
Н а д е ж д а. А адрес правильный?
П р е з и д е н т. Что я могу сказать…
П о л и с а д о в. А вы не врите!
П р е з и д е н т. Стоит ли так остро вам это все сейчас переживать?
П о л и с а д о в. Мне – восемьдесят лет, что ж удивляться, что я волнуюсь, словно бы дитя.
П р е з и д е н т. А прочитайте нам стихотворенье.
П о л и с а д о в. Вот это запросто – легко и без прикрас. (Торжественно.) Любимому поэту посвящаю!
Н а д е ж д а (ко всем, умоляюще). И попрошу вас – не перебивать!
П о л и с а д о в (декламирует).

Есенин – русский самородок,
Рязани деревенский франт.
Безудержен, но как же кроток
Был гений, был его талант!
Бельмом – в совдеповской глазнице,
Картавому не бил поклон.
Но хам во всей красе явился,
Забыв про совесть и закон!
Безжалостно убил поэта.
Я до сих пор о нем грущу…
Простил бы все, но не за это!
За смерть поэта – не прощу!

П р е з и д е н т. Пронзительно вы это написали.
П о л и с а д о в. Что делать – загорелася душа!
П р е з и д е н т. А может, напечатаем вам книгу?
П о л и с а д о в. Уже пытался я, да толку – ноль. Поэтом быть невыносимо трудно, когда никто не слушает тебя.
П р е з и д е н т. А вас я поддержу. Мои коллеги прислушаются, думаю, ко мне. Ведь силы есть?
Н а д е ж д а. Вот этого – навалом.
П о л и с а д о в. Мои деды – из крепких кержаков. Они любили женщин беспощадно, прошу прощенья, хоть до ста годов.
П и с а т е л ь (достает фотоаппарат). Давайте я вас всех запечатлею, на память – с президентом, за столом.
Н а д е ж д а (прихорашивается). Ах, мать сыра земля! Спасай Надюху, дай силы красануться от души!

Писатель фотографирует. Вспышка.

П р е з и д е н т. Наверное, вас смущает мой коллега?
П о л и с а д о в. Он ваш коллега?
П р е з и д е н т. В некотором смысле.
Н а д е ж д а. Меня – смущает. Он такой мальчишка!..
П р е з и д е н т. Шампанского вам предлагаю выпить, чтобы не мог так сильно он смущать.
Н а д е ж д а. Я пьяная. Я больше не могу.
П о л и с а д о в. Надюха! Пригуби, из уваженья.
Н а д е ж д а. Вот слово женщины: нет, нет и снова – нет! (Рассматривает шампанское.) А кто откроет?
П р е з и д е н т. Ну, наверно, я. (Открывает шампанское.)
Н а д е ж д а. Была уверена, что вы мужик хороший, но чтобы вот до степени такой… Какое счастье, что вы есть у нас – красивый, трезвый, чуткий, осторожный.
П р е з и д е н т. Спасибо. А теперь позвольте тост. Наш дорогой, почтенный юбиляр, здоровья вам и творческих успехов! (Протягивает Полисадову футляр.) Вручаю вам на память эту ручку, пусть соответствует талантливым стихам.
П о л и с а д о в (разглядывает ручку). Гляди-ка, "Паркер"! Если есть подарок, я с удовольствием могу его принять. И с удовольствием, когда подарка нет, но не с таким… Как говорится, тенкью, дир френд!

Пьют.

Н а д е ж д а (чуть пригубив). Спасите, помогите! Кружится все, горит моя душа! (Целует Президента.)
П о л и с а д о в. Я дожил до сегодняшнего дня и очень рад, что до него я дожил. Не я придумал, есть ли жизнь на Марсе, не я воскликнул, хлюпаясь в кадушке, мол, эврика! Я лишь писал стихи. Услышав поздравленье президента, хочу сказать и скромно, и негромко: я это поздравленье заслужил! Кто не согласен, поднимите руки и посмотрите дедушке в глаза. (Смотрит на Писателя.)

В с е поднимают руки.

Единогласно!
П и с а т е л ь. Вот они, поэты…
П о л и с а д о в. Я не Надежда, целовать не буду, а просто обниму вас по-мужски. (Обнимает Президента.)
Н а д е ж д а. Не раздавите!
П о л и с а д о в. Да его раздавишь!
П р е з и д е н т. Ну а теперь всех попрошу садиться.
Н а д е ж д а. Сидеть и вправду лучше, чем стоять.
П р е з и д е н т. Я уточню – в хорошем смысле слова.
Н а д е ж д а (Писателю). Представьте, я его поцеловала от всей России! Даже в голове моей не может это уместиться…
П и с а т е л ь. Сочувствую, хоть не могу помочь – у самого туман перед глазами, и от речей почти уже тошнит.
Н а д е ж д а. Вот анальгин. Глотните – полегчает.
П и с а т е л ь (пьет лекарство). Не знаю, как мне вас благодарить…
Н а д е ж д а. Благодарить не нужно. Просто с вами, с писателем и умным человеком, о многом я хочу потолковать.
П о л и с а д о в. Товарищ президент, как это важно – взять человека за руку (Берет Президента за руку.), спросить: "Ну, как дела?" Тогда он будет думать, что все еще, конечно, впереди.
П р е з и д е н т. Давайте я спрошу: ну, как дела?
П о л и с а д о в. Все впереди, товарищ президент! Пусть злобствуют враги, но и сегодня сто раз мы можем бомбы уничтожить – все ж ядерный останется запас. А кто дерзнет – могем и применить. Такие, брат, товарищ мой, дела!
П р е з и д е н т. Вы только ветерок не забывайте.
Н а д е ж д а. Что ветерок?
П р е з и д е н т. Подует не туда, и сами станем жертвой примененья.
П о л и с а д о в. А это уж совсем нехорошо!
П р е з и д е н т. Напомните фамилию мне вашу…
П о л и с а д о в. Мы – Полисадовы.
П р е з и д е н т. Похоже, из дворян?
П о л и с а д о в. Родители из бывших. До войны разведчиками были в Тегеране.
П р е з и д е н т: Ну вот, разведчики. Все, в общем-то, свои.
П и с а т е л ь. Не понимаю – почему же все?
Н а д е ж д а (поет). Я в весеннем лесу пил березовый сок…
П о л и с а д о в и П р е з и д е н т (подпевают). С ненаглядной певуньей в стогу ночевал…
Н а д е ж д а (Писателю). Андрей Иваныч, ну же, подпевайте!
П и с а т е л ь (сердито). Я слов не знаю…
П р е з и д е н т. Я вам подскажу.
В с е (поют).

Что любил – не сберег, что имел – потерял.
Был я смел и удачлив, но счастья не знал…

П о л и с а д о в. Хочу задать шпионский вам вопрос: гуляют слухи, что забрать хотите вы нынче губернатора у нас?
П р е з и д е н т (задумчиво). Кого-то все же надо бы забрать.
П о л и с а д о в. Но не его! Ведь он так много сделал! В себя прийти не можем до сих пор.
П р е з и д е н т. Он и оттуда будет помогать.
П о л и с а д о в. Вы там его загрузите по горло, и он не сможет…
П р е з и д е н т. Дайте мне подумать. Недавно, кстати, мы общались с ним, шутили много. Я сказал: "Давайте мы все противоречья устраним". "Какие, – говорит, – противоречья? Противоречий нету никаких!"
П и с а т е л ь. И верно, ну какие между вами еще противоречья могут быть…
Н а д е ж д а (Писателю). Андрей Иваныч, вы такой писатель! Скажите мне, что могут означать красивые, но странные слова – "негоциант", "поверенный", "ассестор"?
П и с а т е л ь. Я объясню. А после – погуляем, на свежем воздухе.
Н а д е ж д а. Я так люблю гулять с подобным интересным человеком! Тепло сегодня, нет и тридцати. Отправимся в распахнутых тулупах и даже – с непокрытой головой!
П и с а т е л ь. Нет тридцати? Мороза?!
Н а д е ж д а. Что вы, что вы! Я спутала, едва ли двадцать пять…
П и с а т е л ь. Давайте лучше посидим под крышей. Боюсь, что с непривычки я умру.
Н а д е ж д а. Я и сама сегодня испугалась, когда смотрю и вижу – президент, а вместе с ним не кто-нибудь – писатель! Потом решила: а чего боюсь? Ведь вы – галлюцинация и только, а я в Сибири, в собственном дому. И сразу стало весело Надежде…
П о л и с а д о в (Президенту). Вниманья на нее не обращайте, что с бабы взять!
Н а д е ж д а. Быть может, я и баба, зато на землю точно не плюю. И женщина, хотя бы вот одна, из-за меня не плакала ни разу! Я правду говорю...
П о л и с а д о в. И ейна мать твердила всем: "Не даст она соврать!" Ее и в партию однажды взять хотели.
Н а д е ж д а. Была такая у меня идея икс, да вот не приняли. Расстроилась сначала, потом обрадовалась, стала им дерзить и ляпать – где придется, что попало. Вот это полный был апологет! Ругался только Федя…
П и с а т е л ь. Кто есть Федя?
П о л и с а д о в. Надюхи муж и родный мой сынок.
П р е з и д е н т. А президента что – не критикуют? Ведь это, знаете, какой-то даже спорт.
Н а д е ж д а. Послушайте! О, как он одинок, наш президент, ведь он совсем один!
П р е з и д е н т. Вот слово, говорят, не воробей, а вылетит – уже и не поймаешь. Но наши журналисты, вы поверьте, догонят и поймают, и еще такого могут жару подпустить…
П о л и с а д о в (кивает на Писателя). Не он ли это?
Н а д е ж д а. Да не может быть!
П и с а т е л ь (Президенту). Хочу я вас спросить о наболевшем…
П р е з и д е н т. Так наболело?
Н а д е ж д а. Да он весь в бинтах!
П и с а т е л ь. Я иногда бываю просто в шоке от слов, что говорите вы о нас!
П р е з и д е н т. А вы свой шок скрываете умело.
П и с а т е л ь. Не все порою видно на лице… Хочу спросить: зачем свободу слова стремитесь вы упорно попирать?
П о л и с а д о в. А так не надо бы. Не надо бы вот так-то!
П р е з и д е н т. Да никогда у нас свободы слова и не было! Чего ж тут попирать? (Поднимает бокал.) Давайте за здоровье журналистов поднимем, кто захочет, свой бокал!
П и с а т е л ь. Однажды пригодится вам оно…

Пьют.

П о л и с а д о в (угрожающе). Я так скажу: да кто бы зарекался! (Президенту.) А может, все же стоит поприжать хваленую свободу эту слова?
П р е з и д е н т. Прижать нельзя – другие нынче нравы.
П о л и с а д о в. А если так, тогда на третий срок мы снова изберем вас президентом!
П р е з и д е н т. И это вряд ли. Мне на третий срок позволить Конституция не может.
Н а д е ж д а. А можно это как-нибудь поправить?
П р е з и д е н т. Андрей Иваныч, можно или нет?
П и с а т е л ь. Вы сами знаете, что поправлять не надо.
П р е з и д е н т. А почему?
П и с а т е л ь. Да стоит лишь начать, и через год ее не станет вовсе!
П р е з и д е н т (примирительно). Ну, хорошо, не будем поправлять.
П и с а т е л ь. С преемником-то вы определились?
П р е з и д е н т. Что, так не нравлюсь? Надо уходить?
Н а д е ж д а. А вот по мне, вы лучше всех других!
П о л и с а д о в (Писателю). Чегой-то это вас интересует?
П и с а т е л ь. Да может, это всех интересует. От этого зависит кое-что.
П р е з и д е н т. Допустим, я уже определился...
Н а д е ж д а. Доверьтесь нам. Мы не откроем тайну!
П о л и с а д о в. И не расскажем больше никому!
П р е з и д е н т. Андрей Иваныч, если мой преемник окажется порядочным и добрым, надеюсь, вы поможете ему?
П и с а т е л ь. Я? Почему? Я, знаете, писатель и никому не должен помогать…
П о л и с а д о в. Вы посмотрите только, он – писатель, видали мы писателей таких!
Н а д е ж д а. Зачем ругать? Ему бы оклематься, потом и сам возьмется за перо.
П р е з и д е н т. Нет, вы ответьте! Помогать хотите? И почему не смотрите в глаза?
П о л и с а д о в. В глаза смотреть!
П и с а т е л ь. А я сказал – не буду.
П р е з и д е н т. А если вдруг хороший человек – такому помогли бы?
П и с а т е л ь. Ну помог бы… Но знаю точно, что такого нет.
П р е з и д е н т. Вот видите, вопрос решился быстро, а вы все не хотели отвечать. Надеюсь, нас теперь не подведете. Без вашей помощи мы просто никуда.
П и с а т е л ь. Считаете, уже завербовали?
П о л и с а д о в. Привлек к сотрудничеству, можно так сказать.
П и с а т е л ь. Ну, я-то ваших терминов не знаю.
Н а д е ж д а (трогает лоб Писателя). Жар у него, я чую женским сердцем! Андрей Иваныч, вам бы отдохнуть…
П и с а т е л ь. А что за человек он – ваш преемник?
П р е з и д е н т. Он должен вам понравиться.
П о л и с а д о в. А мне?
П р е з и д е н т. И вам, и всем…
П и с а т е л ь. И что ж, теперь я буду на всех в Кремле внимательно смотреть и думать: кто же мне из них по нраву? Вон тот? Иль тот? А может быть, вот этот? Да так недолго и с ума сойти!
Н а д е ж д а. Я говорила, жар его берет!
П р е з и д е н т (Писателю). Что вам еще не нравится?
П о л и с а д о в. Я вижу, что многое не нравится ему!
П и с а т е л ь. Не нравится! Пропало ощущенье, что я в свободной нахожусь стране. Не появилось ощущенье страха, пока еще…
П р е з и д е н т. Пока не появилось?
П и с а т е л ь. Не появилось.
П р е з и д е н т. Очень хорошо! Вот этого-то я и добивался: одно – прошло, другое – не пришло.
П и с а т е л ь. Ужели правда?
Н а д е ж д а (Писателю). Дайте полотенцем я вас скорее влажным оботру. Увидите, вам сразу полегчает. (Снимает с Писателя рубашку, растирает его полотенцем.)
П о л и с а д о в. Надюха, да уймись ты наконец! (Президенту.) Я слышал, вас позвали на могилу Олега вещего – раскопки наблюдать?
Н а д е ж д а. Ах, откажитесь! Это же опасно!
П и с а т е л ь. Вдруг змеи, что Олега покусали, повыползут и бросятся на вас...
П р е з и д е н т. Кто так сказал? Наверно, это шутка.
Н а д е ж д а. Высокая там, говорят, трава, и в той траве их можно не заметить…
П о л и с а д о в. Подумаешь! Как будто президент свалился с Марса, и в траве высокой он с той поры ни разу не ходил.
Н а д е ж д а. Я думаю, однажды вся Россия переберется жить на этот Марс.
П р е з и д е н т. Вся-вся Россия?
Н а д е ж д а. Да, наверно, вся.
П р е з и д е н т. Андрей Иваныч, вас отправим первым, напишете об этом репортаж.

Входит Ф е д я. Застывает у двери.


Продолжение следует...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments