December 30th, 2012

just a brother of mine

наблюдая "Вечернего Урганта"

Михаил Сергеевич - фигура крайне спорная, отношения к себе взыскует неоднозначного; всякий это скажет, и будет прав.

При этом все согласятся с тем, что Михаил Сергеевич был и остается для нашей страны протоджигурдою. Как фокачча для пиццы, как птица для полета, как старенький Герц для всей нашей синагоги. Протоджигурда Михаил Сергеевич скакала и лягалась, бегала и рычала, была живой и светилась - выдавая в себе органическую природу, категорически недоступную последовавшей джигурде. Килт и Красная площадь, имманентные с некоторых пор джигурде, Михаилу Сергеевичу всегда были без надобности. Зачем птице килт, тем более фокачче.

Нужна ли была стране собственно джигурда; если да, то зачем; если нет, то кто ответит за да? Мы вновь входим в опасную область спорного и неоднозначного. Быстро покидая ее ради бесспорности и однозначия, замечу одно:

как Михаил Сергеевич Боярский мог лично породить это советское Лизо из советского же загса - не знаю. Но фашистская наука евгеника вновь посрамлена, а это главное.