July 10th, 2012

just a brother of mine

Уральские рагацци

Руководство свердловской полиции приняло решение об увольнении двух сотрудников Туринского ОВД, которые, находясь на службе, снимали на видео пьяных мужчин, изображавших половой акт в камере для задержанных. - сообщает Лента.ру.

С нетерпением жду сообщений о действиях руководства свердловской полиции в Миланском, Болонском и особенно Палермском ОВД.
just a brother of mine

Жалко трэнера. Он трэнер неплохой.

МИНСК, 10 июл - РИА Новости. Белорусская теннисистка Виктория Азаренко, вернувшаяся на первую строчку рейтинга Женской теннисной ассоциации (WTA), подарила президенту страны Александру Лукашенко свою ракетку. <...>

"Главное тебе не проигрывать первый сет и научиться отбивать сильные подачи", - сказал Лукашенко, вручая Виктории Азаренко орден "Отечества" третьей степени за спортивные заслуги.
just a brother of mine

Голем, сыночка, виплюнь каку

А вот смотрите, как хорошо.

Берутся авторы заметки на ленте.ру -
В Великобритании обнаружили мумии-франкенштейны,

потом берутся авторы первоначальной заметки на livescience.com -
Mummies found off the coast of Scotland are Frankenstein-like composites of several corpses, researchers say.

- и дружно, рядами и колоннами, под конвоем, с зубной щеткой и сменой белья, идут на биржу труда. Одни - в Урюпинске или в еще каком урюпинске, другие - куда-то в Эссексе.

Год общественных работ вдали от столиц едва ли поможет авторам представленных публикаций прочитать, наконец, "Франкенштейна" Мэри Шелли. И выучить, наконец, что Виктор Франкенштейн - всего лишь создатель той самой хуйни по объявлени, которую все вокруг упорно пытаются назвать Франкенштейном. И потому учёный Виктор Франкенштейн состоял только из своего, от мамы и папы, тела, не рвал никаких цепей и сам по себе не носил бумажку во рту, подобно прототипу современного Прометея.

Однако в мире журналистики станет меньше прекрасного, подобранного по призванию. А в мире общественных работ станет больше общественно, соответственно, работающих. Хотя бы на год. Ну, два. А это ведь - уже немало.