April 30th, 2012

just a brother of mine

Враг Голливуда, друг солдат

Кто любит Робина Гуда и Марвина Химайера - встречайте нового эпического персонажа: Хайман Стракмен (Hyman Strachman) по кличке Big Hy. Год рождения - 1920, за плечами - война, жена и только что завершившиеся 8 лет видеопиратства. 4 тысячи посылок, более 300 тысяч дисков с голливудским свежаком. Сам покупал, сам резал и отсылал только по одному типу адресов - в войска Штатов в Афгане и Ираке. Бесплатно, для солдат.



Любимая жена моя Катерина Борисовна нашла этот сюжет в "Нью-Йорк Таймс" (там еще и куча фоток). Мне оставалось лишь локализовать его - и превратить в заготовку к сценарию:

<...> Раз - кинобутлегер без перспектив отмены сухого закона авторских прав. <...> Знающий только об одном: солдат не должен сидеть на войне без нового фильма, особенно если он об этом фильме просит. Поступающий, в связи с этим, неправильно, но красиво. Или некрасиво, но правильно; как посмотреть. "Иногда разумные люди вынуждены совершать неразумные поступки"; написано Химайером, доказано Стракменом - новым последним героем Америки (по версии антиглобалистов и борцов с копирайтом).

Два - зрители на передовой. Военные священники, военные медики, связисты - все те, через кого солдатам и офицерам шли посылки Большого Хая. Кстати, сами почтовые сотрудники: думать, что бурная деятельность мистера Стракмена прошла мимо пристального внимания почты США - значит серьезно обидеть эту самую почту. Но ведь не пресекли - ни сами, ни доносом <...>

Три - само кино, как таковое. Новое американское кино. <...> Фильмы из коллекции Большого Хая - от "Трансформеров" до немого "Артиста" Мишеля Хазанавичуса, триумфатора последней оскаровской церемонии.

Всё это, взятое вместе, обязано стать еще одним голливудским фильмом - захватывающим, сентиментальным, патриотическим; прибыльным, наконец. "Честь безумцу, который навеет \ Человечеству сон золотой"; кажется, у Беранже было именно про это. Такое кино точно соберет побольше, чем убыло из-за Стракмена - даже с учетом того, что и эта картина сразу же окажется на черном рынке. <...>


Я влюблен в этого деда. Он настоящий.