April 25th, 2012

just a brother of mine

ебану (-ться, -тся)

В конце предисловия вы пишите: "Я возвращаю читателям, для кого и создавал свое произведение В. О. Богомолов, - Анастасия Скорондаева, "Российская газета", ее редакторы, корректоры и пруфрид.

С нетерпением ждем употребления на страницах главной газеты страны слова "извените". Хайль Розенталь!

А посмертный роман Богомолова - это интересно, надо брать.
just a brother of mine

Нота Дормана

Посмотрел "Ноту" Олега Дормана, показ которой просил бы не пропустить всех, кто может включить "Культуру 27 апреля в 22.10 мск. Это больше, чем просто кино про Баршая. И даже больше, чем кино того же автора про Лилианну Зиновьевну Лунгину, хотя казалось бы.

<...>Дело смерти – пасторальной, чистой, с легкостью заполняющей отведенные "Нотой" полтора часа в интерьере одного из швейцарских кантонов, где все еще живет Рудольф Баршай – состоит в примирении всего со всем. Вероятно, поэтому закадровый рассказ Баршая – еще и первого альтиста своего времени – о том, как он играл на похоронах Сталина и Прокофьева в один и тот же день марта 1953 года, не вступает в разрез с пейзажем: шале, флаг Конфедерации во дворике, холмы, деревья, чистые коровки, коровки, лужок... Хотя должно вступить.

Но где-нибудь еще, не в "Ноте". Которая обещает тебе нечто еще более притягательное, нежели история жизни и смерти музыканта, пусть и великого. А именно: если ты проживешь большую яркую жизнь – допустим, под звуки созданных тобою оркестров и четырех свадебных маршей Мендельсона, с Рихтером в друзьях и Шостаковичем – ментором и собутыльником, в трудах над завершением Баха и Малера, – то умирать ты будешь в раю, окруженный нужным количеством любезных тебе людей.<...>