April 15th, 2012

just a brother of mine

Х/ф "Шпион", 2012,

неожиданно стал поводом для ощутимого количества псто из серии "и высотки сталинские тут построены до войны, и Гитлер через телефункен по скайпу разговаривает, и вместо бассейна "Москва" почему-то Дворец Советов, а его вообще не построили. Непорядок, лажа", - говорят люди.

О дизельпанке, стало быть, не слышали люди вовсе. А избирательные права мнение при этом имеют. Ебанитесь, миллионы - как говорил в подобных случаях Людвиг ван Бетховен на стихи Фридриха Шиллера; какая им еще подорожная.

А нам - вот, пожалуйста, ВДНХ, например. ВДНХ тут пахнет ладынинской "Красной Москвой" и - полагался ли дагестанским Зельдиным шипр? Если да, то вот им ВДНХ в "Шпионе" тоже пахнет. В обалденном лете, которое каждый может использовать для себя: хочешь - грузись про "завтра была война", не хочешь грузиться - так просто в этом купайся. Белое, поджарое, поджаристое дейнекинское лето империи; с "Прорвы" покойного Дыховичного подобного не видал.

Еще оказалось, что артист Федор Бондарчук тупо талантлив. Избавленный от вздорной необходимости снимать эпопею про розовые танчики на дальних тропинках припыленных планет, здесь он играет в своё абсолютное - и потому видимое - удовольствие. Глумлив, лёгок, заполняет собой всё и везде, где можно - и тем не раздражает, что само по себе признак. При том, что панины-мерзликины-назаровы-газаровы появляются в ассортименте и хорошо если минут на пять; кастинг "Шпиона" наварист до чрезвычайности. Тем не менее, даже в такой компании лицедей Федор Сергеевич делает папу как сынка. Впрочем, не удивлюсь, если его майор Октябрьский тоже не закусывает после первой; судьба людей во многом та же.

Однозначно все призы года за режиссерский дебют. Что такое Алексей Андрианов - и не псевдоним ли это Бекмамбетова, и не птенец ли гнезда его? вопрос несколько подмучивал всю дорогу. Потом, правда, оказалось, что он из школы Хотиненко; стало несколько понятнее - "Гибель империи" из "Шпиона", конечно, выглядывает очень активно. Но остальное-то надо было самому, со всеми поправками. И самому - получилось, вот ведь что.

Короче: научились. Слава богу, научились снимать своё кино про свои комиксы на своей - ничьей ещё - коллективной мифологии. С суперменом Козловским - своим, славным. С хорошими русскими буквами - Акунин умеет их писать - в основе. С чисто отечественным жыыыыыыыром, наконец - когда из радиотарелки вдруг звучит что-то вроде "Колхозники колхоза "Красный конопляник" вырастили небывалый урожай конопли"; и таких пасхальных яичек (Христос Воскресе!) там до фига и больше.

Вот, например, на месте моего минского дома - снималось-то в Минске, небесной Москве сталинского ампира - в "Шпионе" стоит Кремль. И с этого, конечно же, надо мне было и начинать.