December 1st, 2011

just a brother of mine

Эко / эвона

Ви знаете, что такое хуцпа? Так я вам скажу.

Есть женщина, хорошая. Зовут Елена Костюкович. Знаменита Елена фактической монополией на переводы Умберто Эко на русский язык; как можно понять, "Пражское кладбище" на русском - тоже в ее исполнении, будем почитать.

Вот ее фото:



Налицо: Елена, диван и фончик такой размытый. Там тоже диванчик, статуя и мужик какой-то. В хлам. Это не пьяный в хлам: размытость в хлам тоже бывает, и фотографы ее очень ценят. А может, и пьяный - кто теперь разберет.

Только сдается мне, что на фончике-диванчике Умберто Эко и есть.

Бывает, чего: долго знакомы, всякие фото в архивах скапливаются. Вопросы появляются лишь в том случае, если подобные фотки публикуются миллионным тиражом в МК.

Либо к бильдам "Московского комсомольца" - которые, в общем-то, не обязаны знать письменников в размытое лицо, пусть и таких (да, печально, но факт), и тем самым невольно подставили героиню материала под схему "водителем у меня Брежнев".

Либо к тому, кто похитил эту карточку из личного архива переводчицы Костюкович и продал в редакцию МК, чтобы - надо полагать - офигенно на том нажиться.

Либо к той, кто эту карточку из своего архива пустил в публичный оборот вполне добровольно. Впрочем, в этом случае к Елене Костюкович лично у меня вопросов нет. И к трактовке термина "хуцпа" после этого добавить тоже нечего.

А интервью по ссылке - хорошее, рекомендую.