October 16th, 2011

just a brother of mine

beggin' for some tits

Был сейчас на программе "Три угла", ведущий - Павел Астахов, детский омбудсмен РФ. Тема - педофилия; очевидно, в числе протагонистов я оказался после этой своей заметки. В других углах - депутат Антон Беляков и помощница Астахова Анна, занимающаяся волонтерами по борьбе с педофилией. Эфир - в следующее воскресенье; надо сказать, все было весело, но корректно - Астахов весьма неплох как ведущий, и должностью остальных не давил. Беляков - у которого на носу выборы - очевидно пытался брать на голос и перебивать, но у нас тоже шаляпинские права имеются, так что - не очень-то он мне и помешал.

А главное - у каждого было по два секунданта. При всем уважении, допустим, к зам. директора института Сербского Зурабу Ильичу Кекелидзе, который прикрывал Антона, позволю заметить, что мне со своими повезло более всего. Буквально в режиме "Не знаю, кто он такой, но водителем секундантом у него" - Денис Викторович clear_text Драгунский; это раз. А два - Татьяна Макарова, жена Владимира Макарова, осужденного на 13 лет за растление собственной семилетней дочери Эли.

История Макарова более чем известна: девочка упала со шведской стенки, пошла кровь, отвезли в больницу. В анализе мочи нашлись мертвые сперматозоиды. Осмотр подтвердил, что с девочкой все в порядке - прежде всего, в специально-медицинском смысле. Повторные анализы не показали ничего. Результаты первого анализа из дела исчезли и были объявлены утерянными. Тем не менее, Макарова посадили на основании записей полиграфа (детектор лжи Макаров потребовал сам) и психологической экспертизы за подписью Лейлы Соколовой, представляющей аккредитованный при подобных разбирательствах государственный Центр психолого-медико-социального сопровождения "Озон". И больше ни на чем.

Полиграф - дело темное и само по себе на приговор в РФ не влияющее (казалось бы). Куда интереснее психологическая экспертиза; наверное, даже не представляете, насколько.

До сегодняшнего дня я знал, что основой для заключения стали рисунки Эли. Один из них видел по ТВ. Там было нарисовано обычное котэ с пушистым хвостом. Этот хвост, по заключению Соколовой, был не вполне хвост, а кое-что Напоминал. Особенно, надо полагать, со шкафа - на который, не иначе, залез судья, давший Макарову как средних размеров Ходорковскому, выпившему из крана всю нефть.

Но был и еще один рисунок Эли Макаровой. Вот этот, который сегодня принесла с собой в студию Татьяна Макарова:



Знаете, что тут изображено?

Уверен, что нет. Потому что на самом деле - утверждает Лейла Соколова, -

"на данном рисунке изображена девушка, Collapse )

Жаль, не снял Элину куклу, послужившую моделью: стоял на авансцене, а выключенный мобильник - в пиджаке. Но в передаче она будет, не сможет не быть; Татьяна специально ее принесла в студию. Типичная женщина-кошка эта кукла - есть такой персонаж в комиксах про Бэтмена и не только. С хвостом (опять же). Немного анимешная. Ня, ага.

Короче, люди добрые - дети у вас есть? А карандаши у них? Вам решать, от чего - либо кого именно - срочно избавляться. Потому что к вам - едут.

Я бы с удовольствием выслушал противоположную сторону. Но Лейла Соколова от общения уклоняется. А ее начальник, директор "Озона" Евгений Цымбал - цитата из материала коллеги - мотивирует это тем, что общение с журналистами небезопасно для психологического здоровья эксперта. По его словам, она лучший специалист Центра и за её экспертизу по делу Макарова он готов поручиться, хотя сам не общался с ребёнком.

- Я уверен в одном: девочка была вовлечена в действия сексуального характера, - заявил Евгений Цымбал корреспонденту РС.

Евгений Цымбал, по его словам, имеет диплом врача-биофизика. До "Озона" Цымбал работал в психиатрии и в структурах Генеральной прокуратуры. Доктор имеет чин советника юстиции.


У Макаровых, тем временем, на носу кассация. Конкретной даты пока нет: Татьяна и ее юристы изучают материалы. Подключается Астахов, подключается Беляков; мои уважаемые оппоненты признают, что "для педофильского лобби дело Макарова - самое то: типичный случай правоохранительной истерии, которым можно перечеркнуть всю кампанию". Будем посмотреть.

Но пока - откройте мне глаза. И покажите, где на этой картинке находится то, что увидела Лейла Соколова.

Потому что пока у меня есть твердое намерение поспособствовать тому, чтобы вынуть данного конкретного человека из тюрьмы, а "Озон" за такие художества избавить от непосильного труда по сопровождению процессов подобного рода.

Или я неправ. В любом случае - сабж, сабж.