October 4th, 2011

just a brother of mine

Сидите тут, и ничего не знаете

Михаил Золотоносов shoots:

<...> Главное впечатление – пародийность Довлатовских чтений, пошлая имитация. Главная тайна заключена, на мой взгляд, в том, что как писатель Довлатов вообще не тянет на конференции, «чтения» и изучение, а вся эта затея, весь гран-проект «великий русский писатель Довлатов» имеет исключительно коммерческий характер. <...>

...в США кроме эмигрантов из СССР Довлатова не знал практически никто; как писатель он там состоялся, потому что в США уже было много приехавших из России. Для них он и писал свои смешные тексты, сильно смахивавшие на советский «Крокодил» периода ранней перестройки. Что-то вроде Леонида Ленча (был такой советский фельетонист), но поновее. Благодаря этому Довлатов и приобрел популярность у своего массового читателя: будь все посложнее, чем юмор для «Крокодила», успеха бы не было.

Изучать его прозу невозможно, поскольку просто нет предмета для изучения. Можно исследовать детали биографии, сопоставляя ее с текстами, что в основном и делается, тем более что пил он много, сменил много мест жительства и работы и попадал в разные занятные истории; можно заумным метаязыком маскировать отсутствие изучаемого художественного текста...

Но все равно нельзя ничего поделать с тем, что в тексте Довлатова нет глубины, философии, идеологии, сложной формы, экспериментов с языком, интертекстуальности, таинственных Urgestalt’ов и т.д. То есть ничего такого, что нуждается в длительном и – главное – коллективном научном изучении. Типичный текст Довлатова – доступно написанная хроника смешных происшествий. <...>


Метит в редакторов враждебной "Звезды" - попадает в Бродского:

...завышение ранга Довлатова логично вписывается в свойственное «Звезде» фильтрование и дозирование информации о советской литературе, что привело к созданию на страницах этого журнала своей истории советской литературы, заметно отличающейся от реальной в целом ряде пунктов. Например, сильнейшей идеализации подвергается образ И. Бродского, который в американский период известен, например, «Одой на независимость Украины» (1991), в которой выразилась страстная любовь к советской империи и почему-то ненависть к «хохлам», напоминающая о газетах «День» и «Завтра» (текст оды в интернете есть). Однако о таких деталях сакрального образа поэта Бродского «Звезда» никогда не пишет, подвергая образ цензуре советского типа, что и не удивительно, поскольку оба соредактора как литераторы воспитались в советское время и в условиях чуткой советской цензуры. И так же, как она, оберегают теперь своего доверчивого читателя от всего, как они полагают, ненужного. Кстати, в двухтомнике Бродского, недавно вышедшем в «Библиотеке поэта», этой «Оды» тоже нет, ибо Образ Гения ничто не должно омрачать.

Вот чего это, а?
just a brother of mine

...и притом их противник иной / поужасней, чем даже сторонник (с)

Как отношусь к Михалкову - думаю, знают все, постоянно читающие.

Но вот второй день втыкаю в заметку о заседании противомихалковского Киносоюза. И возникает некоторое количество вопросов.

Чисто по процедуре, не поймите чего.

Оскаровский комитет России в нынешнем составе работает не первый год. С регулярными эпикфейлами по номинационной части; наиболее показательный - с "Краем" Учителя, где водка, паровоз и медвед шкурою. Озаботиться бы тогда качеством и прочим. Ан нет. А почему? Не Михалков, что ли? Или одно из двух? Не говоря, что Оскар-то последний был не за чей-то фильм, а за Михалкова был; факт, не более.

Далее: 170 человек Киносоюза - это не шесть тысяч тех, кто в Союзе Кинематографистов под Михалковым. У нас, конечно, демократия и бла-бла, растите-развивайтесь, пожалуйста. Строить своё новое единственно на антимихалковском пиаре? Пожалуй, вчерашний день, не сказать больше.

Ну и, наконец - не факт, что новая киноорганизация, как и новый оскаровский комитет, организованный по системе, предложенной Прошкиным и Ко, будет здорово отличаться и не работать по принципу "пошлем на Оскар своего, лишь бы не из михалковских". Но тут, как у Довлатова - поживем-увидим.