June 27th, 2011

just a brother of mine

О сволочах без кавычек

Уже обсуждавшаяся нами книга Бориса Ковалева "Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации", стр. 532:

В июле 1941 года под Псковом гитлеровцами был захвачен детский дом, где находились подростки с замедленным психическим развитием. Приставленные к ним соответствующие специалисты сумели внушить своим подопечным, что очень скоро за ними прилетят на самолете мамы. После этого вместе с немецкими агентами, под видом эвакуированных, их отправили в Ленинград. Там больным детям вручили сигнальные ракетницы и расставили около особо важных объектов, в частности, Бадаевских складов. Во время налета немецкой авиации те стали пускать ракеты вверх, так как им было внушено, что за ними прилетели их родители.

Ковалев - ученый добросовестнейший и дотошнейший. Практически по Жванецкому: "Это воровано? Чек. А это воровано? Чек. Воровано? Чек. Тьфу! - плевательница". На каждой странице по двадцать ссылок на собственные разыскания - как на архивы новейшей истории оккупированных регионов, так и на архивы областных управлений ГБ. Эта - из псковского АУФСБ, стало быть: дело такое-то, лист такой-то, честь по чести, как и всё.

Сейчас Борис Николаевич где-то в labasовых местах, потому позвонить возможности не имею. Знатоков вопроса - а их тут есть - однако, прошу высказываться на тему. Может, ещё где слышали об этом. Или читали. Или сами из Пскова, потому наслышаны.

Потому что, если это не неуклюжая попытка Кровавой передним числом - позднейшими делами на фигурантов, например - прикрыть феерический проёб Бадаевских складов (для молодёжи: собственно говоря, с их потерей и стала возможной Ленинградская блокада), а в способности этого ведомства залудить любую липу сомнений как-то не возникает, особенно когда дело до петли доходит, -

то более остроумной нелюди, чем устроители этой операции, лично я не знаю.
just a brother of mine

Саша дошла до Первого

В субботу, между тем, стряслось кое-что весьма политически важное. И я не про "Правое дело" и Прохорова.

В прайм-тайм на Первом, в "Что? Где? Когда?" - "Несчастный случай". С песней "Шла Саша по шоссе":



Дальше чего - Борзыкин? Нойз? Тимур Шаов?

Кажется, Эрнст начинает отрабатывать автобиографию, ЕВПОЧЯ.
just a brother of mine

Разломали старую Таганку?

Пришел Вовочка в школу, а учительница его и спрашивает:
  - Где ты был вчера?
  - У меня дедушка вчера умер.
  - Инфаркт что-ли?
  - Да нет, у нас вчера в доме пожар был.
  - Так он сгорел?
  - Нет.
  - В дыму задохнулся?
  - Нет, он как пожар начался в окно выпрыгнул.
  - А-a, так он разбился?
  - Нет, пожарные тент натянули.
  - Так в чем дело?
  - Тент под ним спружинил и его обратно в окно вкинуло.
  - Ну и тогда он уже сгорел, задохнулся?
  - Нет, он опять выпрыгнул и опять в окно обратно попал.
  - Ладно Вовочка, хватит, что с дедушкой стало?
  - Да пристрелили его, надоел он всем.


Собственно, это всё, что можно сказать об очередном уходе Юрия Петровича Любимова из Театра на Таганке. Разве что, судя по всему, баба у него дюже вредная:

<...> "Перед репетицией актеры пригласили Любимова, передали какую-то бумагу и вежливо что-то стали говорить. Это было, в общем-то, не наше дело, мы не прислушивались поначалу. Но потом они повторили свою просьбу, мы услышали, как Любимов отказывается, но на третий раз Юрий Петрович как-то грубо сказал: “Ладно, идите, все вы получите". Каталин Кунц-Любимова сказала: “Что ты с ними разговариваешь, это же русское быдло". Но Юрий Петрович сказал отдать деньги, она бросила артистам конверт и послала матом" <...>
just a brother of mine

Юрий Любимов: спасибо и прощайте