May 5th, 2011

just a brother of mine

Х\ф "Generation П", 2011

Для тех, кто ещё не: экранизация. В целом очень и очень добросовестная. Но - герметичная, что ли.

Кто читал - тот будет спорить, аксиос ли Епифанцев как Татарский (в скобках мои ИМХи: хорош), к месту ли Гордон как Ханин (вполне), Азадовский ли Ефремов (Ефремов он больше, чем Азадовский, но Ефремова люблю), как сделан мир лихих девяностых (временами офигеваешь, насколько ихний Гинзбург таки его воссоздал), почему сирруф говорит женским голосом (потому что он девочка, балбесы: кто ещё вам по утряни скажет "Обещать участковому будешь. Если до утра доживешь. Ты хоть знаешь, что этот пропуск на пять человек? А ты здесь один. Или тебя пять?") и т.д. А, поспорив, с тем или иным чувством положит, явно или мысленно, впечатления от кино либо сам диск поближе к книжке. Движущиеся картинки в полный их рост.

Кто не читал, но смотрел - тому, пожалуй, из впечатлений остается только спина ещё не покойного Трахтенберга, волосатая что твоя фубля. Иных эстетических потрясений не прозреваю. Это всё же не Дубровский, где покажи спокойно-Маша-я-дупло на пол-экрана, не покажи - всё и так понятно. Это всё же Пелевин.

И это - всё же - если не конгениальное, то вполне дружественное книге кино. Ниже - мой ответ на вопрос, некогда заданный ЗахарБорисовичем и в целом звучащий как "на хуя же это было делать".

Только мой. Ну, и моей спутницы. С которой - только кино и никаких веществ, а дело на следующий день.

Вот на следующий день пьем пиво - и вдруг понимаем, что сирруф прибыл:

Photobucket

Мы идем в магазин - и на кассе видим творение криэйторов, Вава (почему в фильме Вован? ну на фига?), криэйторов:

Photobucket

Мы идем на вокзал - и видим на одном прилавке в полной пелевинской симфонии все ветви всего:

Photobucket

Книгу недавно перечитывал; с "Поколением..." вообще имею привычку это делать. Схожего ощущения, однако, не возникло. Значит, кино не зря. Обостряет ощущения от Пелевина и переводит в картинки экрана. А вслед за ним - и в картинки жизни, что не с каждым кином не каждого Гинзбурга бывает. Для того, кто читал.

А может быть, и для кого-то из остальных. Нельзя проникнуть в мысли не читавшего Пелевина после того, как твои мысли принадлежат прочитавшему Пелевина. В.О. Пелеви Как-то так.