April 26th, 2011

just a brother of mine

Особенности публичной оферты

Сидели тут. Да что там - сидим. В скайпе. А скайп сейчас, доложу вам, удовольствие то ещё. Фонит страшно и ни фига не переливается. Сволочь он.

- Сволочь! - сказала и любимая женщина. Как Радзинский "СТАЛИН!!111" говорит на взлёте мысли.

Что характерно, скайп шуметь перестал. На некоторое время.

- Раз, два, три - Сволочь! - говорит она.

Он опять перестал.

А на третий раз она говорит:

- Скайп, давай договоримся, что ты сволочь как есть, и возвращаться к этому вопросу больше не будем.

Он трижды переставал фонить. Первые разы - на пять-семь минут. И сейчас уже пятнадцать.

Если что - обращайтесь. Прайс мал, эффект велик.
just a brother of mine

С Вольтером на ноге

В журнале New Times, оказывается, идет колонка Вольтера. Эпистолярная, как повелось со времен Екатерины II. Впрочем, Вольтер и сегодня начинает свои письма обращением Сhére Madame.

Я, конечно, не Евгения Марковна. Но прошу вас: напишите мне сюда что-нибудь от кого-нибудь. Не до ЧСВ - самооценку бы приподнять. А я вам от кого-нибудь отвечу. Тем и спасемся.

А?
just a brother of mine

Шлях - нах

"Белорусский партизан", 26.04:
Впервые за 23 года "Чернобыльский шлях" ограничится митингом в Парке дружбы народов. Традиционного шествия, которое проводится с 1989 года, не будет. Градус страха в обществе зашкалил, а оппозиция не взяла на себя смелость организовать шествие.

Минский скоттишкот, 12.04:
<...> 26 апреля - "Чернобыльский шлях". Отличный от ежегодного. К 25-летнему юбилею подоспело много всего: и "декабристы", и экономика с валютой, и это. Наверное, в этот раз ни в каком качестве не выходите на шлях, если не хотите пройти его до конца. Напомню лишь, что до конца у вас идти - прежде всего - не с кем. В этих делах никакого "против" без четкого, персонифицированного вплоть до ФИО, одного на всех "за" - не бывает. По крайней мере на европейском театре.

И поминовения Чернобыля в этом году по факту не будет; а будет "ганьба!", "далоў!" и - если что - жесткое мочилово. Подозреваю, что даже жестокое, как никогда. Церемониться никто не будет: в связи со всем перечисленным вас боятся - вне зависимости от того, насколько вы мiрныя альбо рашучыя. А вы - как всегда - чуть более решительные, чем что-либо решающие. Решайте, стоит ли оно того. <...>


После - не значит вследствие. В любом случае, оппозиции малой родины - респекты: научились чувствовать момент и, сообразно ему, беречь людей. Кажется, это и есть один из важнейших аспектов политической ответственности.