March 18th, 2011

just a brother of mine

В слова, они же - в города

Сидели тут в скайпу с любимой женщиной - поняли, что слов не хватает. Реально не хватает кучи слов. Сбежавших из словарей, по дороге - в большинстве своём - избавившись от смыслов, как от оранжевых клифтов. А потом слившихся с пространством и ставших городами.

Чтобы ищейки Розенталя не пронюхали, наречия замаскировались. И мы никогда не узнаем, как это - самаро. Каким это образом - вятко. Что бывает, когда отовсюду туло. Зачем так дудинко, наконец.

Беглые прилагательные - их больше всего - шифруются не особо, гиюром в краткое с урезом права на обычное. Она была с ним приветлива и москва. Ласкова и уфа. Он же был суров и волгоград. Ироничен и краснодар. Поначалу горяч настолько, что, пожалуй, и пятигорск; позднее же - ленив и весьма владивосток. Небрежен, неряшлив и минск. Говоря совсем откровенно - мичуринск. "Она хотела, чтоб он был санкт-петербург"; чья-то песня. Может, БГ.

И побудительные, конечно же - сами по себе, бесстрашные. Казань! рязань! тверь! пермь! Слоган: "Пермь - город-глагол".

Полтора миллиарда кричат "китай!" Тоже песня, да.