February 8th, 2011

just a brother of mine

Стрелка осциллографа колет людей

На этот раз под Юлию Латынину попал Борис Парамонов с РС - не в том смысле, в котором ему могло захотеться, if any. И наша красавица не сделала ничего, чтобы исправить очередной свой косяк.

<...> В известных мне американских органах печати всякое упоминание фамилии, уже раньше бывшей в тексте, сопровождается замечанием в скобках "к предыдущему отношения не имеет" ( по-английски – no relation) – если действительно такого отношения нет. Я не имел и не имею никакого касательства к Борису Парамонову, толкующему мотивы Путина относительно Ходорковского. Но мне, к сожалению, пришлось вступить в отношения с Юлией Латыниной, о которой я знаю теперь, что она невнимательный, небрежный журналист и невоспитанный человек.

Вэлкам ту зэ клаб, Борис.

UPD. Пожалуй, для ясности вынесу шкурный пример из комментов.

Лет больше десяти назад я, еще будучи внештатником, принес в "Общую газету" интервью с Марком Таймановым - шахматистом и пианистом, которого "Филипс" в дуэте с Норой Брук котировал в сотке лучших и под этой маркой выпустил их сборный диск в очередной антологии.

- Интервью берем, - сказали мне. - А вот фамилию автора придется менять на псевдоним. Есть Юрий Васильев, шахматный журналист. А тут - гроссмейстер Тайманов. Может возникнуть путаница.

Кстати, это была первая моя заметка под псевдонимом. Девичья матери, ничего сложного.

Я к чему. Я к тому, что, если кто из коллег вздумает написать про меня (маловероятно как факт вообще, но вдруг), что я не разбираюсь в шахматах и очень плохой актёр, то ему, коллеге, таки придется как-то обозначить, что речь идет не о спортивном обозревателе и не об артисте Театра Сатиры. А если не обозначил, и те вдруг восстали - то извиниться перед людьми.

Наверное, глупо. Но по-другому нельзя. Издержки профессии.

UPD: Юлия Латынина расставляет точки над i. Одобряю и отныне считаю вопрос - по крайней мере для обсуждения здесь - закрытым.
just a brother of mine

In ruhig fließender Bewegung

На Земляном валу - рюмочная "Товарищъ". К Таганке ближе, не к Курскому. На четыре столика, павильон на улице.

Внутри, однако, плазма, на плазме - Mezzo, а в Mezzo Пьер Булез оркестром дирижирует. То ли венская филармония, то ли берлинский зал. То есть уже не знаю пароль и не вижу апельсин, да?

- Интересуетесь? - поднимает глаза от тарелки. Единственный посетитель. Мужик за сорок. Картошка жареная, водки графин. Чистый сам, простой, обычный как павильон. Если бы не Mezzo.

- Вторая симфония, - говорит. Молчит. И опять говорит:

- Малера.

Нет, пиво я допил. Но вопрос "где я?" меня до самого Макдональдса не покидал.

Там дальше еще Макдональдс есть. На улице Александра Солженицына.