January 17th, 2011

just a brother of mine

И вновь о странностях

Через нашего корреспондента из города С. экзаменуемое корреспондентом - же - создание донесло мудрость великую:

- Любовь бывает безнравственная, то есть платоническая.

Наконец-то.
just a brother of mine

Щелчок по стрелке

Человек с авиационным опытом propilenoviy, зашедший на огонек обсуждения "Омерзительного доклада" Ю. Латыниной, по моей просьбе изложил свои соображения на сей счет - часть I, часть II. Без перехода на личности, строго по буквам - отчета МАК и статьи Латыниной. Насколько я понял, отчет МАК - не единственный подобный документ, проработанный юзером. Чтение длинное и довольно техническое, но в результате кое-что понял даже я. Как потребитель, не как специалист; буду рад любому контрзаключению со стороны любого профессионала.

Судя по представленному же тексту, Юлия Леонидовна вновь оказалась героиней славного порно - в смысле сорвать покровы и тщательно отшлёпать. Наслаждайтесь.
just a brother of mine

Х\ф "127 часов" (127 Hours), 2010

в нашем прокате будет в феврале. Этим полукреслом Дэнни Бойла ("Миллионер из трущоб", а пуще "На игле") начну серию предварительных псто про тупо накачанное с торрен новинки Голливуда, как бы еще неизвестные отечественному зрителю.



Некий Арон Ральстон - смесь маунтинбайкера с клиффхангером - уехал в скалы штата Юта, никого не поставив о том в известность. Поездив, а заодно и побродив, Арон упал в расщелину вместе с камнем, который прищемил ему правую руку. Проведя титровое количество времени в капкане, Арон видит глюки, пьет мочу, произносит вслух внутренние и внешние монологи - и, наконец, отрезает себе правую руку тупым китайским ножом. После чего Арон выбрался наружу, благополучно подлечился и написал книгу; реальная история, да.

Конечно, на зрителей, для которых омайгад - типичная реакция на самсынгвронг (с диапазоном вронга от упавшего пирожного до бойни вроде вирджинской или аризонской), кино, безусловно, произведет впечатление.

На тех, кто до этого был не в курсе, что человека, попавшего в подобную передрягу, в принципе начинает штырить; слава богу, не в духе Slumdog Millionaire, но куда ближе к Trainspotting.

Что резать себе руки очень неприятно. Особенно правую. Особенно левой.

Что, попав ин зэ ситуэйшын хиа, вспоминаешь мамку и папку. В любом возрасте. И смотришь Всю Свою Жизнь, Пролетающую в Один Момент.

При этом глубиной собственной мысли, достойной быть принесенной миру даже в экстремальных для себя условиях, Арон - эээ - небогат. Самая козырная реэкспортирована из безуховских рефлексий по поводу собственного расстрела (да уж, прицепились мы к ним с нашим Толстым):

You know, I've been thinking. Everything is... just comes together. It's me. I chose this. I chose all this. This rock... this rock has been waiting for me my entire life. It's entire life, ever since it was a bit of meteorite a million, billion years ago. In space. It's been waiting, to come here. Right, right here. I've been moving towards it my entire life. The minute I was born, every breath that I've taken, every action has been leading me to this crack on the out surface.

Наконец, в качестве инструкции по ГО - ЧС фильм также ждет своего пристрастного рецензента. Который объяснит нам, как это протагонист при всех вводных не обтёк от болевого шока ни в один из моментов, начиная с самого попадания руки между камнями. А преспокойно дергался всю эту сотню с лишним часов, налаживал одной рукой обвязки для камней и даже шутил в камеру, захваченную с собой.

Нет, как видовое кино - Юта, тучи, глюки мучат - всё это прекрасно. Однако чего-то, делающего фильм фильмом, там нет. То ли Джеймс Франко в одиночку кина не делает; то ли для кино нужно что-то еще, кроме пусть и кровавого, но гришковца. "Как я отпилил руку", ну.

Наверное, всё же дело в традиции. Не киношной - национальной. И эмоциональной.

Дело не только в том, что, в отличие от, у нас-то Маресьев преинсталлирован. Гораздо важнее понимать, что ихний Джек Лондон с его "любовью к жизни" до недавнего времени для нас был человеком родным и здешним гораздо больше, чем на родине. А фильм "Последний дюйм" на Олдриджа - "Какое мне дело до всех до вас" - появился и стал культовым тоже отнюдь не на родине.

Тем не менее, смотреть это дело будут даже в стране Маресьева и Лондона. По той причине, что подросло до фига народу, которые не помнят даже про "давайте отрежем Маресьеву ногу", а о Лондоне знают только как о зэ кэпитал оф Грейт Бритайн. Да и Оскар "127 часам" гарантирован. В номинации "Лучший полуторачасовой фильм с заглавными титрами на 15-й минуте".

В заключение отметим, что безрукость стала одним из, хм, голливудских трендов конца нынешнего оскаровского сезона. Но о "Железной хватке" (True Grit) братьев Коэнов, мы с вами, надеюсь, поговорим позже.