January 10th, 2011

just a brother of mine

Х\ф "Чужая" (2010)

по сценарию Адольфыча - то, чем продюсер Константин Эрнст в свой час будет отмахиваться от чертей. И, может статься, даже отмахается. Фильмом про - ну да, бандитский Киев 90-х; бывает же.

Так совпало, что десятый год принес два годных фильма о любви. Зарубежный - "Социальная сеть" Финчера и наш, этот. Все из новых, режиссер из сериалов. Протагонистов - Чужую и Шустрого - на карандаш. Евгений Ткачук дико похож на молодого Малькольма "Апельсина" Макдауэлла; Наталья Романычева - ...с аналогами слабо. Видимо, такой должна быть Мурка, Маруся Климова - не в рифму, без мелодии и по серьезке.

Что до Киева и чешских его окрестностей, то у режиссера Борматова получилась важная вещь - первый фильм о движении без этих "не мы такие, жизнь такая". Какие мы, такая и жизнь; остальное гон. В картинке это даже чётче, чем на письме у Адольфыча; кто захочет - увидит. Кто не захочет - смотрите "Бригаду" и нынешний НТВ.

Единственное, что можно напомнить любителям более традиционных сюжетов и moralite (кстати, сам из таких) - что одна из наиболее нарицательных историй любви, нам известных, без затруднений проистекала между казармой и малиной. Просто нынче материал берет своё и даёт понять, что надстройки из Мериме - и, тем паче, из Бизе - ему более не нужны. По крайней мере, на какое-то время. Может, потом. Когда сами будем другие. И, соответственно, жизнь.

Интересно, покажут ли на Первом.
just a brother of mine

Х\ф "Кочегар" (2010)

Однажды гуляет чукча по Красной площади. Остановился, смотрит на часы на Спасской башне. Подходит мужик.
- Нравятся?
- Нравятся.
- Хочешь?
- Хочу.
- Давай тысячу рублей и жди меня здесь, я за лестницей сбегаю.
Взял деньги и убежал.
Через несколько часов чукча понял, что его обманули. Приехал домой, все рассказал.
Приехал его брат в Москву. Стоит на Красной площади, смотрит на часы. Подходит мужик:
- Нравятся?
- Нравятся.
- Хочешь?
- Хочу.
- Давай тысячу рублей и жди меня здесь, я за лестницей сбегаю.
- А, нет! Чукча не дурак! Жди ты меня, я сам за лестницей сбегаю!


Собственно, вы только что посмотрели почти весь фильм Алексея Октябриновича Балабанова "Кочегар". С той разницей, что потом чукча

(по "Кочегару" - якут, майор-сапер, Герой Советского Союза, контуженный в Афганистане, а после СССР устроившийся в кочегарке и жгущий в ней всех, кого ему подбрасывают в топку кореша по Афгану, образовавшие ОПГ, терроризирующую, в том числе, и дочь кочегара-якута, якутку, которую в один из зимних дней кочегар грузит в ту же топку, не узнав её даже по туфельке, подаренной им же на день рождения)

убивает мужиков, а затем себя. Со словами "Война - это другое. Там были наши и враги. А здесь все наши".

Гражданская война, кто не понял. С этнографическим вторым планом про то, как русские якутов угнетали. С соответствующим вставным послесловием из рассказа кочегар-майора, который писался четверть века, да так и не дописался дальше того, как русский каторжник пришел к якутам, поселился в доме, спустил хозяина-якута в погреб и изнасиловал хозяйку-якутку на шкурах; а потом хозяин-якут за то хозяйку-якутку побил. Уф. Теперь точно всё.

Нет, конечно, можно говорить о том, что это же Балабанов. И его надо воспринимать в Контексте. Балабанова же. Что майор-якут Скрябин - эволюция борца за справедливость по сравнению со срочником-писарем Багровым. Что неправдоподобность истории подчеркивает её Притчевость. Что зато про войну, в любом случае.

Однако в том же любом случае более беспомощного упражнения на постсоветскую тему не наблюдал давно. Деградация, начатая "Грузом-200", завершена процентов на 80. Под музыку Дидюли, Дидюли, Дидюли; тьфу.

Видимо, следующий фильм - о велосипедистах. На фоне Кремля, окрашенного в зелёный цвет.