December 10th, 2010

just a brother of mine

Собака без сена

Я как-то упустил развязку сюжета с Введенским. А она, оказывается, такова:

<...> Отвечая на вопросы, она сказала, что проблема авторских прав на тексты Введенского, якобы принадлежавших Владимиру Иосифовичу Глоцеру, оказалась чистым мыльным пузырем – никаких авторских прав у него никогда не было, но ему (юристу по специальности) удалось убедить многих людей, что таковые у него есть, и сорвать или испортить несколько изданий. Наследником Введенского является старший сын его жены Г. Б. Викторовой Борис Викторов. В результате личных конфликтов публикаторов Введенского В. И. Глоцер сумел занять место посредника между наследниками и публикаторами и представить себя юридическим лицом. <...>

* * *
<...> Публикации творческого наследия поэтов-обэриутов многие годы препятствовал представитель интересов наследников поэтов литературовед Владимир Глоцер, который был доверенным лицом не только наследника Введенского - сына его последней жены, но и потомков последней жены Хармса и родственников Игоря Бахтерева, который умер не очень давно и в России практически не издавался. Глоцер не давал, за редким исключением, возможности издавать этих поэтов, убедив наследников в том, "что все вокруг проходимцы и жулики". Эта ситуация привела к тому, что на сегодняшний день нет полных антологий сочинений обэриутов, только недавно был выпущен трехтомник Хармса, Введенский вообще не издавался. Издание обэриутов стало возможно лишь после смерти литературоведа, скончавшегося в апреле прошлого года в Москве. <...>

* * *
Я хочу фильм про этого человека. Про его мотивации, про его тулон длиною в два десятилетия. Про тот кайф, который он получал, таща и не пущая. Про комплексы, болячки и людей, которые перекрыли ему пути к обычному кайфу и вывели на этот, прославивший его. Про перманентный страх продешевить - когда каждый шаг может быть последним, и он превратится в обычного, средней руки -веда, обременённого скандальной репутацией, но без золота на руках. Когда опубликовать можно только раз. И уничтожить - побудить доверителей к этому, "а то жуликам достанется" - можно только раз. Не говоря про объявить о том, что всё сгорело, и больше ничего не будет; а ведь посещали его, небось, такие мысли, не могли не.



Хороший, крепкий байопик разлива Иштвана Сабо с Лембитом Ульфсаком или еще кем - о том, кто еще раз лишил отечественную словесность Хармса, Введенского, ОБЭРИУ как такового. Не кровавый режим, не цензура, не совок, про который нынче так легко, приятно и мимодумно. А вот этот, социально близкий. Книг читавший, быдло презиравший, круга своего - плоть от плоти тонкий колосок. Не для денег, не благ для, а только для самости своей. Чистой, не испорченной нутряным и презренным.

Хорошее кино о великой лжи. Надо, чтобы кино.

Не срать же ему на могилу.