September 18th, 2010

just a brother of mine

out of

Магазин-standalone у нас на первом этаже как-то преобразился. Сыр стали возить приличный, фрукт дешёвый. И йогурты, да.

Два йогурта надо было. И очереди нет. Только бабушка впереди - небольшая, широкая, в очках и платочек.

- Три молока, - говорит. Продавщица несет. Бабушка щупает каждый пакет.

- И хрена и горчицы.

Продавщица несет.

- По два тюбика.

Продавщица несет.

- И еще по одному.

- Три хрена, три горчицы.

- И сосиски. Они свежие?

- Ночью привезли.

Продавщица несет. Бабушка щупает связку. По одной.

- Вот эту вырежьте, и эту. А остальные давайте. И ещё триста грамм добавьте. Без этой.

Каждое действие - где-то минута, забыл сказать. Мне-то - два йогурта, ну блин же.

- И зеленого горошка.

- Три?

- Три. Позеленее.

- Этот?

- Да.

Продавщица несет.

- Или этот, - показывает бабушка. Продавщица относит, несет. Зависает над калькулятором:

- Шестьсот шестьдесят шесть рублей.

Жизнь хреновый драматург, да. Я потом проверил: в наш подъезд пошла.

Кто сказал hell's kitchen?