August 12th, 2010

just a brother of mine

Ветеринарное православие

12.08.2010 11:31 : Президент компании "Русское молоко" Василий Бойко подтвердил существование его распоряжения об увольнении сотрудниц предприятия, которые сделали аборт.

Кроме того, тем же распоряжением всем сотрудникам, состоящим в браке, предписывается обвенчаться до праздник а Покрова Божией Матери. В интервью радиостанции "Эхо Москвы" Бойко сказал, что этим он не нарушает Трудовой Кодекс, поскольку в случае выявления нарушений своего распоряжения он собирается сокращать не людей, а должности этих работников. Этого, по его словам, Закон не запрещает.


Оригинал распоряжения, однако. Там жесть. Бойко-Великий, компрене ву?



<...> Религия этой величавой системы - послушание. Когда будет надо, те, кому полагается, сообщат всем, кого касается, меру их протеста и степень их
восторга. Кто этого не понимает, превращается в нашего деревенского дурачка
Ануфрия, который бегал по улице, захлебываясь восторженным криком: "Да
здравствуют Ленин, Троцкий и Бойко!".
Ленин был пророк революции, Троцкий первый апостол, а Бойко - наш
сельский милиционер. Всем нравилось.
Но потом Троцкий оказался злейшим врагом нашей партии, нашего народа,
нашего государства и нашего вождя. А объяснить это кретину Ануфрию было
невозможно, он не понимал не только законов классовой борьбы, он имя свое
толком запомнить не мог. И тем вынудил одного из трех своих святителей -
Бойко - отвезти его в районное ГПУ.
Мы, мальчишки, бежали за телегой, а Ануфрий, стоя, как Цезарь на
колеснице, счастливо взывал к нам: "Да здравствуют Ленин, Троцкий и Бойко!".
Правивший лошадью Бойко бросал вожжи и в середине фразы зажимал идиоту
рот, чтобы он не мог своими антисоветскими призывами растлить наши чистые
души пионеров.
Той же ночью, без лишней бюрократической волокиты и корыстного
судейского крючкотворства, Ануфрия задушили в подвале уздечкой, и Бойко,
искренне горюя о своем умолкнувшем трубадуре, закопал его у ограды старого
кладбища.
Но спираль судьбы еще не дописала свой причудливый виток, и в тридцать
седьмом году понудила милиционера Бойко отколотить на свадьбе рыжего пьяницу
и вора Прыжова, сельсоветовского писаря, который наутро, мучаясь от побоев,
похмелья и избытка грамотности, сообщил в НКВД, что лично видел, как Бойко
горько плакал, узнав о казни матерого троцкиста Ануфрия Беспрозванного,
незаконнорожденного подкулачника, симулировавшего душевную болезнь для
успешного ведения злостной антисоветской пропаганды.
За Бойко даже не приехали, а просто вызвали в район. Через неделю
вернули лошадь с телегой. <...> (c)
just a brother of mine

Разгон "Дня гнева" в Москве

Например, Льва Пономарёва:



Ну и остальной фоторепортаж Насти Кириленко, Радио Свобода.

Всегда полагал - и любимая женщина со мной согласна, - что настоящие репортажные кадры лучше всего снимать мыльницами или зеркалками, недалеко от них ушедшими. А все вопли, вроде этого - в топку: не можешь конкурировать после отмирания проявки-печати - ну и сходи нах. Прижимая отбитое в боях sacralité.

Не говорю, что у Насти получилась ах-какая-фотоистория. Говорю о том, что за понты по крайней ссылке едва ли получишь настолько больше, чем просто "пошла и сняла". Время жрецов заканчивается, как-то так.