August 2nd, 2010

just a brother of mine

pickin' up this heat

В рассуждении поискать новых штанов вышел вчера, первым числом августа, в люди. Выставила Москва лабазная вперед себя бумажки на дверях:

ОТКРЫТО
РАБОТАЕТ
КОНДИЦИОНЕР

Где ж он открыто работает, а? Покажите мне. Чтобы действительно открыто, а не под прикрытием, не по легенде, - глубоко законспирированная сеть кондиционеров на случай прямого военного столкновения с применением ядерного оружия (вспышка слева). По ночам они, вероятно, рвут на родину и тихонько напевают о том, с чего она начинается. В режиме же открытой работы лишь капают на всех. Видимо, в центр.

Штаны купил, кстати. Чуть более жаркие, чем нынешние. При более внятном осмотре замечена этикетка: cotton - 65 %, brocade - 35 %. Все известные мне значения слова brocade ограничиваются словом "парча", и только словом "парча". При стоимости штанов в 500 рублей классово недоумеваю. Я Кристофер Слай; не зовите меня ни вашей милостью, ни вашей чест Узнать бы, что китайские товарищи имеют в виду.

Между тем сейчас у подъезда две скорых. Не ко мне, нет: тут бабушек много, да и детей. Дышать, по правде говоря, нечем - опять гари нанесло, что ты будешь делать.

Собираюсь в бюро, берегите себя.
just a brother of mine

И о Бериллии

Когда вокруг заговорили о юноше Шушкевиче (Бериллии), который жёг книгу Суркова, долго вспоминал, о чем ещё может идти речь.

Потом вспомнил. Юноша был детектед еще на прошлое 9 Мая, когда повесил себе на юзерпик свастику из георгиевских ленточек. И мы это обсуждали тут вот, человеколюбие являли. Маленький, мол, вырастет.

Вырос.

Теперь, если мне скажут о плохой Марии Дроковой, накатавшей донос (доносы писать плохо, безусловно - ну так и Маша состоит в "Наших", а не в чем-то более неожиданном в смысле доносов), и хорошем Виталии Шушкевиче, борющемся с Режымом, я могу ответить: "по Шушкевичу - свободны". Нет ни времени, ни желания разбираться в отличиях людей, использующих свастику и жгущих книги, от нацистов. Один признак - с большой натяжкой повод для дискуссии; два - для её окончания. Мне как-то по фигу, что свастика юзается в пику Режыму, а горящая книга представлена обложкой и как бы невсурьёз. В нацистскую жопу такие перформансы. "Наши", наци - на один квач.

Вне зависимости от их позиции относительно Режыма.

Да, и не надо мне говорить про то, что Бериллий - провокатор / видный деятель оппозиции и т.д.: пусть с этим разбираются его камрады. Я лишь о языке, на котором юноша ведет оппозиционную деятельность, Lingua Tertii Imperii; на мой вкус - ярко выраженном и абсолютно недопустимом.

При этом чисто уголовного преступления в сожжении труда Суркова я не вижу. Если за Виталием Шушкевичем ничего более нет, то прессовать его нельзя, ибо незаконно. Что не отменяет сказанного выше, а просто это сказанное подчёркивает.

Юноше - 21 год. Победе - 65. Он ей во внуки годится. Не было бы Победы - не было бы юноши. Примерно в таком вот соотношении. ...дидактика, стариковское брюзжание; ну его.

Сугубо важным оффом - http://community.livejournal.com/pozar_ru/ , сообщество для координации помощи многочисленным погорельцам. Важнее всей политики, вместе взятой.
just a brother of mine

Дело Галкиной: давить нельзя сидеть

Знаете, а есть ещё одна вещь, поважнее политики. Вот это дело. Правда. Вот эта борьба за то, чтобы те, кто давят пешеходов на зебре, получали не до 5 лет колонии-поселения, а реальные срокА. Или ходили свободными, но без штанов в энном поколении вниз.

Потому что не уверен - не покупай жестянку. Уверен - отвечай за всё. По-моему, так. Именно поэтому, когда есть деньги, езжу на леваке. А чаще на метро. Оно быстрее, правда. Мне пока можно, так что наслаждаюсь.

А Людмиле Галкиной - удачи. И в Конституционном суде, и в первой инстанции. Очередной. Пусть сидит, если Ветхого завета не читал. По Новому - пусть с него апостол Петр спрашивает. Как с того, кого он задавил насмерть.