June 5th, 2010

just a brother of mine

"Собачье сердце", или Шарик наш Небесный

Это же был журнал "Знамя", да?

Проглотил за вечер после уроков. Стало жаль и собаку, и человека. А людей, которые надругались над животным и издевались над человеком, было не жалко. Вокруг голод, а они водку глушат и о градусах рассуждают; буржуи, привет Плохишу. Много после мне сказали, что так это - минус водка, голод и градусы - читают Европейские Интеллектуалытм, а в Сорбонне на кафедре славистики именно эту трактовку еще и преподают. С тех пор я знаю, что ЕИтм - это типа шестиклассника из Минска, только при грантах, возрасте и сложившемся мировоззрении.

Быдло и Небыдло, Жыды, "Интеллигенция и революция" - это пришло позже, да. И остаётся. Про буржуев, кстати, при случае тоже остаётся, чего: два в одном, на то и гений, чтобы позволять с собой разное. Как Блок с "12" - и для красных своё, и для белых.

А в разговоре с любимой женщиной появилось третье. Из зачина и финала пришло; от палиндромного У-у-у-у-у-гу-гуг-гуу - протозвука-первовоя, хоть так его читай, хоть этак, - до того, что в концовке: "Окончательно уверен я, что в моём происхождении нечисто".

Хотя чище-то - некуда.

Ведь чем Шарик отличен от других? Он сцуко знает, как что называется. Более того: он умеет давать имена. Фильдеперс, водолаз, французская любовь, машинисточка, председатель, накраду, фланелевые, барометр - u name it further. Это абстрактный опыт, это не из съедобного и не из общих знаний для четвероногих; коррелят между словом и предметом Шарику взять неоткуда. Да и незачем ему: и не угрожает ему фильдеперс, и без пользы французская, и наоборот - буквально про всё из списка. Какая корысть с фильдеперса? Это же не вывеску читать, чтобы при походе на мясо изолированным проводом по шкуре не огрести.

Лет через полвека это будет называться "Небом над Берлином". Только не ангел, хоть и в то же самое сюда с поправкой на время и географию, - а покруче. В корне покруче.

Бог ходил по земле. Называл предметы. Был пойман людьми, ошкурен, низвергнут, испытан и сочтён непригодным для мыслящего существования - в том виде, в котором его понимают поймавшие и ошкурившие. После чего - в качестве наказания - был возвращён в прежнее состояние. И - соответственно - в статус.

Взвешен и найден ненужным во человецех. Это, пожалуй, самый пронзительный хэппи-энд в духовной литературе. Не путать с религиозной.