June 4th, 2010

just a brother of mine

from bycicle to

С любимой женщиной разбирали известную многим сентенцию: "Если у вас в детстве не было велосипеда, а теперь у вас есть бентли, то всё равно у вас в детстве не было велосипеда".

- А если не бентли, а вот всё же велосипед? - спросила любимая женщина. - Гоночный, рама карбон, скоростей немерено, тур де франс отдыхает. То есть, не было велосипеда, а теперь он есть. И счастье, значит, есть. Как с фразой быть?

- Эмфазу переключить в ней, как те скорости; делов-то, - ответил я. - "Если у вас в детстве не было велосипеда, а теперь у вас есть бентли, то всё равно у вас не было велосипеда в детстве".

- Да, но сейчас-то у вас - то есть, у тебя - есть велосипед.

"Врёте, ни одного" говорить не стал.

- И велосипед, и наслаждение от обладания им, - продолжила любимая женщина.

- А раньше - ни того, ни другого, - подтвердил я. - Поэтому наслаждение от обладания велосипедом сейчас можно определить как эн минус один (n-1), где "1" - чётко обозначенное время отсутствия велосипеда как такового. In your real life, то есть в моей. А n - время наслаждения в целом. Никто же не знает, сколько этого времени; может, завтра уже велик сломается. Или ещё чего, как с тем дизелем.

- Однако ты забыл о предвкушении, которое сопровождало всю твою real life. Сопровождало, нарастало, подогревало - и во что-то же превратилось, усилив наслаждение? +2 или даже больше, - сказала любимая женщина.

* * *
И только потом выяснилось, что сегодня день памяти человека, осуществившего свои - в том числе и транспортные - мечты. К общему наслаждению многих. И к заслуженному предвкушению у остальных.



Marvin John Heemeyer, 28-Oct-1951 - 4-Jun-2004

Мы помним.
just a brother of mine

п\ж мой

<...>Проблема, собственно, у большого японского концлагеря только одна. Японцы не отличаются особой креативностью, а это в современном постиндустриальном мире критично. <...>

* * *
Позабыв про славу нашу бравую,
подражая древнему врачу,
русский телевизор сони бравию
я для исцеления включу.

На Хонсю скурились окончательно;
у ларька блюёт токийский хам...
Всё это записывает тщательно
русский панасоник хэндикам.

Из Киото - "Жигули" армадами:
топчут наши земли, как котят,
хоть - пока - долинами да мкадами
лексусы тамбовские летят.

Русские ямахи шепчут пьяное.
Долго ли? Сказать вам не берусь:
нам везут с Хоккайдо окаянные
пианино марки "Беларусь".

Прожито и смято, слито, продано;
йокогамским квасом ходит мать.
Но сеппуку - русскую, как родина -
косоглазым сукам не видать!