May 24th, 2010

just a brother of mine

Притомлённое

В воскресенье 23 мая в Каннах были вручены призы 63-го кинофестиваля. Высшую награду - Золотую пальмовую ветвь - получил фильм "Дядя Бурнме, который помнил свои прошлые жизни" режиссера из Таиланда Апичатпонга Верасетакула. Представлявший Россию фильм "Утомленные солнцем-2: Предстояние" Никиты Михалкова не был отмечен ни одной наградой.


Великий что-то спал с лица -
иное было бы и странно, -
соснув конкретного тайца
в смурной баталии при Каннах.

За призом пролетает приз -
угрюмо, кучно, резко, сочно.
Да, никогда еще царизм
не получал таких пощёчин.

Окончен бой, а после - бал.
Уныло щёлкает забрало.
Хреновый вышел Ганнибал
из наебала с заебалом.

И путь его, без лишних драм,
лежит в каморку, что за троном.
А там - наркомовских сто грамм
и камера с одним страпоном.
just a brother of mine

Триумф воли и представлений

Чаще всего они называют себя европейскими интеллектуалами. Еще чаще они благосклонно не против, чтобы их так называли.

Они уверены, что две Дерриды и пять Бодрийяров, некогда упакованные в ручную кладь, дают им Право. Точнее - Права.

Из их рассуждений по любому поводу торчит мизинчик. Добровольный артрит. Точнее, Артри: Бернар Артри. Или Кристиан; не суть.

Жизнь - ничто и нигде по сравнению с представлениями о жизни. Понятно, чьими.

После третьей любят рассказывать о том, как были в народе. Или сами в детстве, или знакомые недавно. Лучше наоборот.

Иногда не после, а вместо. Но строго в концепте. То есть, в конструкте.

Место народа в конструкте и концепте определяется контекстом дискурса. Иногда - дискурсом контекста.

Из него явствует, что двери для всех открыты. Не все, и особенно - не сюда, где Деррида; но в целом и общем. Кто не в дверях, те сами виноваты. Во всём.

"Вы носите штопаные чулки?"тм

Когда же и если к их маленьким Кристиан-Бернарам придут с дверью, они искренне не поймут, за что. Ведь те, кто пришли - априори хуже.

Если и когда это произойдет, то лично я буду сравнивать. И, может быть, даже соглашусь с ними.

По итогам.