February 4th, 2010

just a brother of mine

"Воображариум доктора Парнаса", 2009 г.

А вот так сложилось, векторно: Шекспир, Гофман, Терри Гиллиам. Тот театр, что делает с уникальной волшебной сказкой (не со спертым сюжетом, свое берет) экс-МонтиПайтон Гиллиам, не делает никто из ныне живущих. Если, конечно, не считать за "волшебницу" Дж. Роулинг - но мы, все же, не о детях, при всем уважении.

"The Imaginarium of Doctor Parnassus" подтвердил: у Гиллиама никогда не знаешь, чего будет в следующем кадре - танго с дьяволом, хор ментов в колготках и юбочках в складочку или откровенное издевательство над штатовскими демократами в виде очередного президента-колясочника, но с ужимками Гарри Трумэна на благотворительном вечере для страдающих детишек со всего мира. При всем уважении.

При этом сюжет абсолютно логичен, видеоряд плотен, а мир Гиллиама - при всей трёхнутости - реален; не путать с реалистичностью. Если, допустим, некий зал рассыпается в пространстве, искривляясь во времени, то из кусков зала все равно будут торчать канализационные трубы, проложенные под полом; как у Гоголя - метла возвращается обратно по воздуху, доставив ведьму, и ее наблюдает кузнец Вакула, который спешит на черном транспорте в Петербург. Ведь должны были быть там трубы в мирной жизни, правда? Почему же им не фигурировать тогда, когда все к черту сломалось? В конце концов, можно прожить всю жизнь, и ни разу не видеть обломившейся канализационной трубы, как бы говорит нам Терри Гиллиам. Так скажите спасибо, что мы видим эту чертову трубу в драматический момент чертовой волшебной сказки, а не где-нибудь еще; говорит нам как бы он.

Черта, кстати, играет Том Уэйтс. И это - отдельная песня. Несмотря на которую, добро торжествует - настолько, насколько добро может торжествовать у одного из авторов МонтиПайтона. Через херассмент Деппа Воробья, травлю дикими хохлами (либо - как утверждают видевшие оригинал - дикими же москалями) Джуда нашего Лоу и ужасную смерть колиного Фаррела; вот как торжествует добро.

Определенно, кончина Хита Леджера - за пределами экрана "Воображариума..." - обогатила мировой кинематограф. Штука с его тремя перечисленными двойниками - придуманная не от хорошей жизни, а просто Леджер умер на середине работы, и Гиллиам придумал доворот и кинул клич, и к нему на этот клич пошли вот эти трое нищих артистов, у которых 25 лет назад русские космонавты ложку украли, и стали работать за Леджера за бесплатно (что тут гон, что тут правда - без доктора Парнаса не разобраться) - вот-вот войдет в анналы.

"Кин-дза-дза" - единственный киномир, который с охотой и без зазора переносился в мир нынешний. Лично мной переносился; и, однако, многих знаю, кто говорил "ку", боялся эцилопов и заводил пепелац. И посейчас говорят, боятся и заводят. "Воображариум..." в моем случае - второй такой мир. При этом говорить и заводить ничего не надо, хотя цитатники фильм пополнит. Просто фильм сделан так, что ты выходишь из зала, идешь по закрывающемуся торговому центру, и каждый воздушный шарик, каждая искусственная роза и глянцевый манекен взяты прямиком оттуда, из кина - а на улице, допустим, видишь масенький одинокий бульдозер, который ничего плохого не хотел, просто сгрести снег метрах в десяти от вас. Нет, не на встречно-пересекающихся. Нет, не к вам едет, а в перпендикуляр. Но все равно; как-то так становится - даже от таких реальных малостей. Не путать с реалистичными. Так что подумайте всерьез, надо ли вам это кино.

Пока будете думать, скажу: а если все же хотите видеть, как Том Уэйтс в образе князя мира сего танцует аргентинщину с сочною малолеткою - так это вам туда, к Гиллиаму. Нигде кроме.