November 26th, 2009

just a brother of mine

Деметафоризационное

В какой-то "Полицейской академии" - пожалуй, что даже в третьей - некий американский ментоначальник, недовольный течением процедуры опознания, настойчиво предлагал опознающему не бздеть. В довольно изысканном выражении - изысканность которого определяется хотя бы тем, что я его запомнил еще с соответствующих "Академии" времен видеопроката:

- Чёрт побери, Миллер, да вынь ты яйца из сумочки своей матери!

Голосом володарской прищепки, разумеется.

* * *
Если бы "Академию" снимал Вуди Аллен, то следующая сцена вполне могла быть такой:

Крупным планом - слеза опознающего.

Флэшбэк (то бишь, прошлое Миллера, кто не понял). У того самого американского сына хоронят ту самую американскую маму. Где-то на 79-м году жизни. Кладбище зеленое, уютное. Гроб из дерева махоган - не путать с Махоуни. Лаковый такой, коричневый. На козлах автоматических. Уже закрытый: все со всеми обычно прощаются до того, в зале при похоронном бюро (Six Feet Under, да), а на кладбище упаковано всё.

И вот уже прочитан Пс. 22 - "Господь Пастырь мой". Каким-то образом камера дает нам понять, что из-под закрытой крышки - на той стороне, где сдержанно-скорбящие - торчит ручка дамской сумочки. Кожаная и, пожалуй - если на темно-коричневом фоне, то - светло-бежевая.

Общий план - родственники мамы. Включая сына. Все сдержанно скорбят, некоторые - с платочками. Сын неотрывно смотрит на гроб. В район крышки. Гроб опускается на автоматических козлах.

Дальше все развивается вокруг становления отношений Миллера с продавщицей отдела лопат в ближайшем Wallmart'е. При этом решиться Миллер - до самого конца своей истории в "Академии" - не может. Ни на что.

* * *
У Тарантино, кстати, было бы то же самое. Только не флэшбэк, а в будущем времени. И, конечно же, кремация. Поэтому - никаких отношений.