August 25th, 2009

just a brother of mine

Гержидович ин дер люфт

…Жил в Минске один ветеран, по профессии он был бухгалтером. В беседе со мной на тему белорусских событий 1939–1941 годов Константин Иосифович Гержидович не занимался "глобальными" витийствами на тему пакта Молотова — Риббентропа, а проиллюстрировал тогдашнее советско-германское "братство по оружию" личными наблюдениями:

"Вспоминаю 1940-й год. Как главного бухгалтера Белорусской конторы Главмясомолснабсбыта меня начали направлять в командировки в новые западные области Беларуси. Прежние польские предприятия пищепрома вошли в советскую производственно-торговую систему, но имелись нестыковки учетно-финансовых методик. У западников, скажем, бухгалтерская отчетность велась по книгам, а в советских организациях — по карточкам. Поэтому моей задачей было переучивать местных работников.

Между прочим, очень удобно в этих командировках оказалось пользоваться открывшейся пассажирской авиалинией Москва — Берлин. Минский аэропорт находился в Мачулищах, и специальный автобус из города (стоянка его была на площади Свободы возле конторы "Интурист" при гостинице "Европа") подвозил людей прямо к трапу.

Самолеты летали с короткими посадками в Барановичах, Гродно и Белостоке. Это были немецкие самолеты с немецкими экипажами. Среди пассажиров часто встречались люди в фашистской форме, запомнились мне и германские дипломаты".


Вообще весьма интересная статья. Не только по сабжу.
just a brother of mine

Ударенческое

"Скупой рыцарь", собственно:

Как молодой повеса ждет свиданья
С какой-нибудь развратницей лукавой
Иль дурой, им обманутой, так я
Весь день минуты ждал, когда сойду
В подвал мой тайный, к верным сундукам.
Счастливый день! могу сегодня я
В шестой сундук (в сундук еще неполный)
Горсть золота накопленного всыпать.
Не много, кажется, но понемногу
Сокровища растут
. Читал я где-то,
Что царь однажды воинам своим
Велел снести земли по горсти в кучу,
И гордый холм возвысился - и царь
Мог с вышины с весельем озирать
И дол, покрытый белыми шатрами,
И море, где бежали корабли.
Так я, по горсти бедной принося
Привычну дань мою сюда в подвал,
Вознес мой холм - и с высоты его
Могу взирать на все, что мне подвластно.
Что не подвластно мне? <...>

* * *
Э бьен,

где вы лично ставите смысловое ударение - "понемногу" (процесс), "сокровища" (а не херня какая-нибудь), "растут" (таки результат)? И почему выбираете именно этот вариант?