August 17th, 2009

just a brother of mine

Он предупреждал

Спасибо abstract2001 за находку: я уже и забыл, где была эта заметка. Сразу вспомнил про нее, когда сообщили об авиакатастрофе и о гибели в ней Игоря Ткаченко, командира "Русских витязей". А найти не мог.

Оказалось, что в "Независимом военном обозрении", в 2005-м. Четыре года назад. Перед - опять-таки - тогдашним МАКСом в Жуковском, где выступали "Русские витязи".

* * *
Роберт Быков

Безлошадные витязи

ВВС теряют лицо — пилотажным группам не на чем летать

<...>Летчиков-пилотажников по всей России пока удается набрать и подготовить, хотя и с ними есть проблемы. А вот с оснащением их новой авиатехникой совсем плохо. Еще 11 января 2002 года главком ВВС Анатолий Корнуков сказал: «Все три пилотажные группы: «Витязи», «Стрижи», «Небесные гусары», — реанимированы. «Витязи» сменили поколение пилотов и сейчас облетывают новые Су-27М. Им эта модификация пока не очень нравится».

Много позже, на авиасалоне в Геленджике, мне лично удалось поговорить в неформальной обстановке с членами пилотажной группы «Русские витязи»: Игорем Ткаченко, Игорем Качковским, Игорем Шпаком и Олегом Ряполовым.

Перед этим мы вместе с руководителем Центра боевого применения и переучивания летного состава ВВС генералом Александром Николаевичем Харчевским наблюдали парный полет Ткаченко и Качковского. В какой-то момент один из них «недокрутил бочку», и чуть не возникла внештатная ситуация. Казалось, многотонные махины сейчас столкнутся. Харчевский с большой тревогой заметил: «Летают без запаса, а надо фигуры выполнять с запасом по скорости и высоте. Все равно здесь никто не понимает степени риска».

Командир АПГ «Русские витязи» Игорь Ткаченко сказал примерно следующее: «Нам уже сейчас не на чем летать
. Из двухместных самолетов, оснащенных современной системой навигации международного уровня, в нашем распоряжении остались три спарки Су-27: у одной остался гарантийный резерв по налету 57 часов, у другой — 37 часов, а третья уже стоит «у забора». Те самолеты, которые нам дали ВВС, — это разработка, брошенная на середине опытно-конструкторских доработок. Их нельзя было отправить в строевую часть, и прислали к нам. Я слетал на этом самолете и не посажу на него ни одного летчика, так как это небезопасно. На кабину этого самолета без слез не взглянешь. В кабине нет никакой эргономики: педаль нельзя до конца дожать без ухищрений. Пилотирование чрезвычайно затруднено. Мы были вынуждены принять неординарное решение: двигатели с этих самолетов снять и использовать на наших старых машинах. Они сначала не совсем подошли, но после доработки на московском заводе «Салют» сгодились».<...>


* * *
Светлая память, много о нем уважительного слышал. Теперь на Ткаченко все и спишут, скорее всего. Все, вплоть до взрыва на Саяно-Шушенской ГЭС.