June 18th, 2009

just a brother of mine

И пролежень в проборе

Фраза утра - как всегда, от Интерфакса:

"во время поездки в Белый дом госсекретарь США Х.Клинтон почувствовала трещину в правой брови".

Позже дали опровержение:

"на пути в Белый дом Х.Клинтон
упала и повредила локоть правой руки"


Департамент фиксатуаров, как я это называю.
just a brother of mine

Где имение, там и наводнение

Камрад yashin сходил на книжный фест в ЦДХ. Среди прочего вычитал вот это:



Само по себе внушает, да. Но не это поразило камрада в воображение. А то, где именно он это вычитал:



Сабж наконец-то пришел в логическую норму, я считаю.
just a brother of mine

Стрелочно-осциллографическое

Игорь Тимофеев, я вас не знаю, но вы - отныне - мой герой.

* * *
<...>Полтора года назад вышел ее роман «Нелюдь» – про космического террориста, предателя рода человеческого, которого ловит блестящий оперативник, беспощадный к врагам рейха и их пособникам настолько, что читателю долгое время не удается понять, которому из героев книжка обязана заголовком. Гэбист перевербовывает злодея, берет его на короткий поводок и отправляет со спецзаданием, итогом которого должно стать окончательное обезвраживание человечества. И тут начинаются сюжетные перевертыши: злодеи оказываются зайчиками, потом опять злодеями, потом их сносят в компост, потом они возносятся и откусывают голову врагам, которые, в свою очередь, тоже оказываются зайчиками. <...>

<...>неудачей «Не время…» назвать нельзя. Потому что очень интересно и дико смешно. Культивируемое автором раблезианство, конечно, срабатывает (Латынина любит описывать интимные сцены в стилистике Баттхеда, пересказывающего «Цветы сливы в золотой вазе», а драки у нее выходят готовым синопсисом короткометражки «Самогонщики-2»). Но нечаянные достижения оказываются более весомыми.

Создательница Аварии давно известна как оптовый поставщик гэгов, мемов и нечаянных юморесок.

Шут бы с ним, с пристрастием к корявому пересказу различных технических подробностей – висбрекинга, производства слябов или помпажа авиадвигателя на малых скоростях. Но Латынина обожает хлесткие сравнения и сурово пресекает попытки отредактировать текст. Именно поэтому каждая новая книга автора становится праздником любителей изящной словесности.<...>

«Не время для славы» в этом плане – отдельный подарок. Одних только анатомических деталей достаточно, чтобы на века оправдать существование книги, ее автора, Северной Аварии-Дарго со всеми прототипами и фантастических подходов к нефантастической литературе. Поврежденный позвоночник героя удерживается «только специальными упражнениями и кольцами накачанных мускулов», при этом герой все-таки умудряется «столкнуться нос к носу с инвалидной коляской». У другого героя «черные зрачки, как грачи, довольно и весело прыгали меж набрякших жилок сетчатки».

У третьего лицо «гладкое выше темени и обросшее волосами ниже губ».

У четвертого одна рука, с которой он управляется, «как иной не управляется с десятью». У пятой «полные груди, обтянутые бархатистой кожей». И не спрашивайте, пожалуйста, поверх чего они обтянуты кожей, какой иной управляется десятью руками – и тем более не ищите на себе или окружающих лицо выше темени, набрякшие жилки сетчатки и кольцевые мышцы. Плохая примета.


* * *
Про Юлию Латынину - как писателя, да. С чувством, с толком, с оттяжечкой, с подкруткой мешалки - со всем тем, что обычно называют огромной любовью. Так над Юлией Леонидовной еще никто не надругивался. Мои овации.