February 23rd, 2009

just a brother of mine

Толерантность, сектор "зеро"

Други, вот вам, как еще недавно было принято говорить, кейс. Человек с действующим приговором по пункту "в" части 2 статьи 132 ("Насильственные действия сексуального характера") - то есть, полностью изобличенный "в хорошем смысле", вне зависимости от того, гетеро- ли он сам или гомо- или и т.д. -

объявил борьбу за права сексуальных меньшинств беспрепятственно играть в "Что? Где? Когда?". И не только меньшинств; там целый список социальных, гендерных, политических, религиозных и т.д. - вплоть до психического нездоровья - признаков дискриминации. От которой данный человек собрался защищать униженных и оскорбленных.

По прочтении - два момента: 1) - чисто социальный, 2) - чисто юридический.

1) Кажется, на этом кейсе я, наконец, понял, чего не хватает политкорректности на нынешнем уровне институционального развития. В буквальном смысле, на уровне общественных институтов и их функционирования.

Явно не хватает того, чтобы

организации, защищающие права "голубых", "розовых", женщин, пожилых людей, инвалидов - "физических" и "психических", etc. -
вскоре после того, как на свет божий появляется касающееся их заявление от такого рода человека -
выступали со своими контрзаявлениями.

По сути - примерно такими: "Адзынь, защекан уголовный! геи (женщины, пенсионеры, вудуисты etc.) сами со своими проблемами разберутся. Не хрен к нам примазываться и замазывать нас собой, поэл?" По форме, впрочем, тоже ничего.

Отдельным лицам также, понятно, не возбраняется выступать с чем-то подобным. Организациям, однако, это легче и проще - ибо в их главе стоят люди, либо путем выборов, либо по доверенности (как в случае с психическим нездоровьем) представляющие интересы той или иной упомянутой группы. В том числе - и в выражении совокупной позиции в те моменты, когда двух мнений быть не может. Как в нашем кейсе, например.

Громкая и явная манифестация правового сознания в режиме "размежеваться немедленно" в подобных случаях должна стать насущной необходимостью в режиме "Отче наш". Гомеостазис. Самосохранение от опомоивания. Четкое понимание того, что толерантность в обществе обеспечивается - в том числе - и путем применения принципа zero tolerance к статье УК, "носителем" которой по приговору суда (и только по нему) является автор первоначального заявления. Список zero-статей можно обсуждать; одно понятно - секс-насилие, доказанное в суде, обсуждению не подлежит.

Это - о нравах. Теперь - о законах, в параллель.

2) Было бы недурно, если бы лица, отбывающие даже условное наказание, были бы хоть в какой-то степени приравнены в правах на публичное высказывание к лицам, отбывающим наказание реальное. Понятно, что механизм пенитенциарной цензуры - хотя бы на уровне "прочтено, штамп, подпись" - здесь едва ли уместен, не говоря об осуществимости. А вот обязать условно-осУжденного, буде тот пожелает высказаться на публике, сопровождать свои писания \ появления на экране примерно таким disclaimer'ом -

"Автор осужден таким-то судом тогда-то и тогда-то по такой-то статье УК РФ (расшифровка) на столько-то лет условно" -

...это и необременительно, и ограничительно. Одновременно, да. И - главное - это способствует пониманию контекста высказывания. Цены обратного адреса, проще говоря. Бо знать, что перед тобой по какому-то общественно-значимому поводу выступает уголовник, который отбывает срок по действующему приговору за конкретное преступление - не просто важно, но и необходимо для аудитории. Она, аудитория, в конце концов не виновата в том, что преступник не на зоне, а на свободе. И отсутствие информации о действующем приговоре - висящем на таком, с виду, приличном человеке - может вольно или невольно дезориентировать людей.

А на особо тяжких и любых ебических статьях такое знание при каждом случае высказывания - просто обязательно. Я так думаю.

От комментаторов жду понимания того, что "хромой о Герберте фон Караяне" и "насильник о правах человека" - несколько разные вещи. Также прошу воздержаться от эмоциональных оценок уголовной деятельности героя кейса. В остальном - вэлкам.
just a brother of mine

На музы и пушки - рассчитайсь!

Говорят, в этот день в 1918-м мы победили немцев. Точнее, уже так не говорят, но по-прежнему празднуют. Не отнимая у людей праздник, справедливее всего будет гулять как нашу армию, так и ихних немцев. То есть, немца - Георга Фридриха Генделя, умудрившегося родиться в тот же день, но в 1685-м году.

У _corso_ сегодня - просто генделевский пир. А я вот ограничусь одним фрагментом, полгода назад нарытым у zhsky. Потому что он - про армию и про праздник победы. За столом переговоров, накрытым побежденными.

Итак,

Георг Фридрих Гендель, "Юлий Цезарь в Египте". Режиссёр Питер Селларс. Дрезден, 1990:



Выпьем за армию, выпьем за Генделя. Правда, стаканам каюк.
just a brother of mine

Утечное

Други-кинолюбы, а сколько там в итоге совпадений оказалось с т.н. фэйковым списком лауреатов "Оскара", появившимся накануне? навскидку - до фига, я так понял; но хотелось бы конкретики, если есть досуг. Спасибо.