January 16th, 2009

just a brother of mine

Однако, взгляд:

<...>АБС не интересно, что там на самом деле за мир такой в Аркарнаре-Эсторе-Ирукане. Они описывают его глазами человека, который НЕ ХОЧЕТ принимать это мир. Им интересно, что получится, если такого вот "умного-честного-сильного-доброго" да мордой в реальность. Сломается или сломает?..

Не сломал. Сломался? Тоже нет. АБС верят в своих героев - даже таких, как Румата. Поэтому в конце (обращайте внимание на первые и последние фразы! у АБС они никогда не бывают случайными) у него на руках нет крови - "просто сок земляники"...

Каждой строчкой "Трудно быть богом" орет: Понимай! Можешь ты что-то сделать или нет - второй вопрос. Но ты обязан понять, кто ты, где ты или когда ты. Иначе - поражение. Полное и окончательное. И тебе (если выживешь) останется утешать себя тем, что кровь на твоих руках - просто сок земляники. Потому что ты не хотел ее проливать. Или не умел.


you_gir. Один из немногих, хм, государственников в моей ленте. Редкий случай опровержения оксюморонности слов "приличный государственник". Рекомендую.
just a brother of mine

св. Рамка и ее почитатели

фото - radikal.ru via pavelrudnev
День за днем и год за годом
На духовный на маршрут
Благодатным ракоходом
Через рамку люд ведут.

Бабки, дедки, детки, мамки...
Солнце вылезло в зенит.
Я прислушиваюсь к рамке:
Зазвенит - не зазвенит.

Жарит солнце во все дыры,
Греет спины и бока.
Из привставших на четыре
Не звенит никто пока -

Входят люди все смирнее
С головами в эту клеть.
Тишина звенит под нею,
Больше нечему звенеть.

Солнце спит; проснется, знаю.
Рак не свищет. Все по мне.
Ты налей чуть-чуть, родная -
Дай-ка, выпью в тишине

За уставы, за устои,
За великий за народ,
Перед рамкою святою
Вставший раком наперед.
just a brother of mine

Мокрый пеар

Вот интересно, - пишет zavva. - В корпоративной, в частности, военной символике используются основные средства или продукты деятельности. У военных - чаще средства. У цеховых - продукты.
Сабля, пистолет, пушка, танк, колесо, молоток с штангенциркулем. Ну у летчиков - понятно крылья.
И только у моряков - якорь. Не корабль, не парус, не штурвал, а именно якорь. Наверное самый глубокий символ из всех.
При том, что никому не придет в голову сделать символом автомобилистов тормозные колодки.


Я так думаю, что символа лучше боцмана хуже нет. Впрочем, у o_proskurinа нашелся и иной потенциальный живой символ флотской модернизации и нанотехнологизации - аккурат за n годков до Крымской кампании. Ну прям Левша, да и только - судите сами:

От излишнего усердия перенес я сегодня большое огорчение. Английский флот начал заводить винтовые корабли. Мне пришло в голову, что ежели их флот будет двигаться пара́ми, а наш останется под парусами, то при первой войне наш флот тю-тю! Игрушки под Кронштадтом и пальба из пищалей не помогут. Похваливают это наши злодеи, иностранцы, чтобы усыпить нас, чтоб закрыть нам глаза, а в душе смеются. — Эту мысль я откровенно передал моему начальнику и сказал мое мнение, что здравый смысл требует, ежели иностранные державы превращают свою морскую силу в паровую, то и нам должно делать то же и стараться, чтобы наш флот был так же подвижен, как и их.

На это мне сказали: «Ты, с своим здравым смыслом, настоящий дурак!»

Вот тебе и на!

Несмотря на то, что несколько времени назад меня назвали дураком, я опять попался в ту же беду! — К нам приезжал Менье и другие иностранцы с предложением придать вящую силу нашему оружию. Комитет отвергнул их предложение, потому что они дорого просили за открытие их тайны. — «Помилуйте, — сказал я, — наши комитеты жалеют денег, а не подумают о том, что эти механики передадут свои тайны другим европейским державам, и тогда при первой войне они разгромят нас своими новыми, вам неизвестными, разрушительными средствами».

Тут проглотил я ту же пилюлю, которую проглотил при суждении о флоте.


Как звали этого замечательного ревнителя здравого смысла, а такоже по какому отделению он служил - см. у подателя. Мягко скажу, удивитесь изрядно.
just a brother of mine

Враг надменный у ворот

Бетти Шварц, "Шостакович - каким запомнился", стр. 28. Курсив местный:

"<...> Как прекрасно слушал ДД. Всё. <...> А в переводах С. Маршака из Р. Бернса какие-то строки просто подхватывает, другие просит повторить.
Решила,что перед отъездом ДД подарю ему эту книгу (она появилась в Москве в страшные дни октября сорок первого) <...>"

Октябрь-41, Москва. Сабж, понимаете ли. Москву сдадут через неделю - тогда еще не знали, что не сдадут. Точнее, почти все знали, что сдадут. А тут - Бернс в Маршаке...

Видимо, тот случай, когда ритуал помогает побивать реальность. А что есть, скажите мне, плановая экономика - забившая этого Маршака в верстку, скорее всего, еще в сороковом, а то и раньше, - как не ритуальный институт?